Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Categories:

ЭРНСТ РЕМ - часть 1

Из моей книги "Фюреры Третьего рейха"

Рем был третьим ребенком в семье высокопоставленного служащего баварской железной дороги. Он родился 28 ноября 1887 года и с самого детства отличался довольно тяжелым характером. Эрнст с малых лет недолюбливал отца, и это чувство еще больше обострилось из-за сложных отношений между родителями. Некоторые исследователи считаю, что причиной гомосексуальной ориентации Эрнста Рема стал эдипов комплекс, развившийся из постоянных семейных сцен и скандалов, свидетелем которых он был на протяжении всего детства. Кроме того, отец практически не принимал участие в его воспитании, и Рем вырос на руках у матери.



Ненависть к отцу в конечном итоге и привела Эрнста Рема в армию. Он не желал иметь ничего общего с коррумпированным и лицемерным буржуазным обществом, в котором его отец смог сделать карьеру. Единственным общественным институтом, с которым Рем мог поддерживать связи и членом которого он себя ощущал, стала королевская баварская армия. После окончания гимназии, к удивлению своих родителей Эрнст Рем пошел в юнкерское училище. Спустя несколько лет, в 1908 году он получил чин лейтенанта и был зачислен в 10-й королевский пехотный полк.
Когда началась первая мировая война, Эрнст Рем уже командовал ротой. В боях он заслужил Железный крест 1-й степени, но получил три тяжелых ранения, последнее – под Верденом, после чего не мог продолжать службу в строевых частях. Тогда его перевели на должность офицера Генштаба 12-го Баварского пехотного полка. Здесь он отличился как талантливый организатор, особенно во время отвода немецкий войск из Фландрии осенью 1918 года. Но, война была проиграна, а в Германии началась революция.
Поражение в войне и свержение Гогенцоллернов стали для Эрнста Рема личной катастрофой – смысл его жизни был раздавлен колоннами союзных войск Антанты и германских революционных матросов с красными бантами на бушлатах. Оправившись от первого потрясения, капитан Рем решил употребить свой организаторские способности и военный талант на борьбу с немецким обществом: «Я заявляю, что я не принадлежу больше к немецкому народу. Я припоминаю только, что некогда входил в состав германской армии». Даже свои мемуары, опубликованные в 1928 году, он назвал «История государственного изменника».
В конце ноября 1918 года полк, в котором служил Эрнст Рем, вернулся на родину и был расквартирован в Мюнхене. После установления в этом городе власти коммунистов весной 1919-го, Рем, переодевшись в гражданскую одежду, покинул Мюнхен и добрался до Тюрингии, где вступил в добровольческий корпус полковника Франца Ксавера фон Эппа. Как опытному генштабисту, ему было поручено вооружение и обеспечение фрайкоровцев. В конце апреля 1919 года примерно две сводные дивизии рейхсвера, состоявшие из прусских, вюттембергских и баварский частей, двинулись на «красный» Мюнхен. С юга на город наступал фрайкор Эппа в составе 380 офицеров, 221 унтер-офицера и 451 рядового, среди которых был и капитан Эрнст Рем. После окончания штурма он был назначен военным комендантом баварской столицы. Однако пробыл на этой должности Рем недолго: разместив войска в городе и наладив систему обеспечения, он вернулся в штаб фон Эппа.
28 июня 1919 года немецкая делегация подписала в Версале мирный договор. Теперь германская армия должна была состоять всего лишь из 7 пехотных и 3 кавалерийских дивизий. Эрнст Рем ненавидел республиканский строй, но вместе с фрайкором Эппа, уже генерал-майора, через несколько недель после «позора Версаля» вошел в состав 7-й Баварской пехотной дивизии. Он стал политическим советником в штабе дивизии, из которой, собственно, и состоял Мюнхенский округ, и создал при нем Отдел пропаганды и информации, который возглавил его фронтовой друг капитан Карл Майр. Именно эти два человека и создали Адольфа Гитлера.
При отделе пропаганды и информации были организованы курсы для ветеранов-фронтовиков, где бы они могли пройти переподготовку в соответствии со своими новыми задачами. Специально приглашенные преподаватели, среди которых было много известных профессоров, читали слушателям лекции по политической, военной и экономической истории Германии и Европы, а также учили основам ораторского искусства и пропаганды. По окончании курсов военные получали квалификацию «офицера-преподавателя» (не имевшую ничего общего с офицерским званием) и начинали действовать в качестве осведомителей рейхсвера, посещая собрания различных политических группировок, огромное количество которых заполонило задние комнаты мюнхенских пивных. Одним из таких осведомителей был ефрейтор Адольф Гитлер.
После ого, как Гитлер «обнаружил» Германскую рабочую партию (ДАП) слесаря Антона Дрекслера, рейхсвер начал быстро прибирать этот политической кружок к своим рукам. Эрнст Рем был убежден, что руководить политикой должны военные. Однако он прекрасно понимал, что под эгидой рейхсвера добиться объединения ультраправых реакционных союзов невозможно. Это нужно было делать не в приказном порядке, но только на добровольной основе, путем подчинения их общему политическому руководству. Рем был хорошо знаком с лидерами правых партий и знал, что они не горят желанием пожертвовать своей независимостью во имя общего дела. Поэтому, наиболее подходящей кандидатурой на роль «собирателя земель» был Гитлер, который целиков и полностью зависел от армии, старательно выполнял все поручения и указания Майра и не выказывал никаких стремлений к самостоятельности. Капитаны Рем и Майр хорошо относились к Гитлеру как начальники к подчиненному, а последний прекрасно понимал, что сможет сделать карьеру в ДАП только лишь с помощью своих покровителей в погонах.



Эрнст Рем сам вступил в нацистскую партию и получил билет № 623 и привел туда еще трех осведомителей Отдела пропаганды и информации: Эссера, Беггеля и Шюсселя, которые сразу же вошли в руководящий комитет ДАП. Эссер стал вторым по значимости после Гитлера оратором в партии, а Шюссель был назначен управляющим делами ДАП и, из-за отсутствия у будущего фюрера собственного офиса, хранил все партийные бумаги у себя в казарме.
В течении 1920 года бывший кружок Дрекслера превратился в Национал-социалистическую рабочую партию Германии (НСДАП). Приток военных обеспечил Гитлеру довольно прочное положение внутри нацистского движения, а в декабре того же года Рем и Эккарт помогли фюреру найти 60 тысяч рейхсмарок, чтобы выкупить «Фелькишер Беобахтер», обанкротившийся еженедельный листок Общества Туле – они уговорили фон Эппа предоставить партии заем из фондов рейхсвера. Однако, пока на политической сцене Мюнхена Адольф Гитлер был фигурой второго, если не третьего плана. Он смог вырваться из толпы статистов, но до исполнения главных ролей ему было пока еще очень далеко. Наряду с НСДАП капитан Рем активно занимался своим военизированным союзом «Железный кулак» и поддерживал прочные связи с ультраправыми силами в Берлине.
Когда в марте 1920 года в Берлине вспыхнул правый путч, организованный капитаном Капом, Рем и Эпп делегировали Эккарта и Гитлера в столицу в качестве наблюдателей. Позднее капитан Майр писал Капу: «Национальная рабочая партия [НСДАП – прим. автора] должна составить основу для мощного ударного отряда, на который мы уповаем. Ее программа еще несколько беспомощна, и, возможно, в ней есть пробелы, Мы дополним ее. Верно лишь, что под этим знаменем мы завоевали уже немало сторонников. С июля прошлого года я стремлюсь усилить движение. Я привлек к движению молодых людей. Движущей силой, например, стал господин Гитлер. В мюнхенской группе мы имеем свыше 2 тысяч членов, в то время как летом 1919 года не было и 100».
В середине 1920 года Адольф Гитлер поручил своему шоферу, часовщику по профессии, Эмилю Морису подбор людей для военизированной организации при НСДАП. Судимый за злостное хулиганство Морис сумел сколотить небольшие отряды «ордненов» (распорядителей), которые следили за порядком на партийных митингах. Год спустя, 3 августа 1921 года при партии был создан отдел гимнастики и спорта, переименованный 5 октября того же года в штурмовые отряды – СА. В воззвании, составленном по этому случаю, говорилось: «Национал-социалистическая партия создала в рамках своей структуры отдел спорта и гимнастики. Он особенно тесно должен сплотить молодых членов нашей партии, спаять их в железную организацию, которая будет служить всему движению в качестве тарана. В этом отделе должна воплотиться идея обороны свободного народа. Он должен защищать своей силой идейно-политическую работу вождей. Но прежде всего он должен воспитывать в сердцах нашей молодежи неукротимую волю к действию, вдалбливать и внушать ей, что не история делает людей, а люди историю, и что человек, который без сопротивления носит цепи своего рабства, заслуживает своего ярма. Кроме того отдел должен воспитывать взаимную любовь и культивировать радостное повиновение своему фюреру».
В штурмовые отряды набирали фронтовиков и деклассированные элементы, что было достаточно распространено во всех немецких политических партиях, располагавших военизированными формированиями. Созданный Рудольфом Гессом студенческий отряд СА только подтверждал это правило, поскольку полностью состоял из ветеранов первой мировой войны. Первым командиром штурмовиков стал офицер рейхсвера Клинч, один из руководителей ультраправой террористической организации «Консул» (впоследствии она влилась в СА), которого командование специально откомандировало из 2-й бригады морской пехоты в распоряжение НСДАП. Главной задачей СА был «захват улицы», то есть борьбы с политическими противниками физическими методами. В Германии начала 20-х годов практически все влиятельные политические объединения имели подобные формирования, которые состояли из сходной социальной прослойки. Партийные боевые отряды занимались охраной митингов и собраний и участвовали в уличных потасовках с представителями противоположных политических убеждений.



В 1922 году экономическое положение Веймарской Германии значительно ухудшилось, что благотворно повлияло на рост популярности нацисткой партии. Не последнюю роль в этом сыграла и бурная деятельность штурмовиков. Ряды СА значительно увеличились и окрепли после того, как правительство по требованию держав-победительниц распустило фрайкоры, и их личный состав, переместившись в Баварию, влился штурмовые отряды. Рем, уже в звании полковника, взял на себя материальное обеспечение и вооружение СА. Однако, очень скоро он был поставлен перед дилеммой: Гитлер стал все настойчивее добиваться независимости от армии, и Эрнсту Рему приходилось все чаще задумываться над тем, на чьей стороне он останется – рейхсвера или нацисткой партии. К тому времени место фон Эппа занял генерал фон Лоссов. Сперва Лоссов с недоверием относился Эрнсту Рему. Дело дошло даже до того, что генерал нанес Рему довольно тяжелое оскорбление, и тот потребовал дисциплинарного суда над собой. Но со временем они смогли найти общий язык.
Первые серьезные расхождения между Ремом и Гитлером возникли после того, как фюрер отказался участвовать в пассивном сопротивлении французским войскам, оккупировавшим в середине января 1923 года Рур. Иоахим Фест так описывал происходившие на западе Германии события: «Вступавшие в Рурскую область французские войска встречали на улицах огромные скопления людей, с неприязнью и ожесточением певших «Вахту на Рейне». На этот вызов французы ответили целым набором изощренных унижений, драконовская оккупационная юстиция налагала произвольно тяжелые наказания, многочисленные стычки умножали возмущение и той и другой стороны. В конце марта французские войска расстреляли из пулеметов демонстрации рабочих на территории завода Круппа в Эссене – было тринадцать убитых и свыше тридцати раненых. В похоронах приняло участие более полумиллиона человек, а французский военный суд приговорил хозяина фирмы и восемь его служащих, занимавших руководящие посты, к пятнадцати годам тюрьмы». Гитлер получал деньги от разведки французского Генштаба, поэтому, естественно, пытался воздержаться от прямых действий против оккупантов. Однако, Рем все же заставил его дать согласие на вступление СА в союз с крайне правыми военизированными союзами. В феврале 1923 года штурмовики вошли в блок с «Оберландом», «Имперским флагом», «Патриотическим союзом Мюнхена» и «Боевым союзом Нижняя Бавария». Это объединение получило название «Рабочее содружество боевых патриотических союзов», во главе которого встал подполковник Герман Крибель. Гитлер не смог навязать «Содружеству» свою политическую программу и практически утратил контроль над штурмовыми отрядами. Крибель и Рем начали выводить из под его подчинения штурмовиков, созданных фюрером как партийное войско, превращая его в нелегальную часть рейхсвера. И тогда Адольф Гитлер сделал «ход конем» -- он назначил командиром СА лично преданного ему знаменитого на всю Германию героя первой мировой войны Германа Геринга, против кандидатуры которого Рем не осмелился бы возражать, равно как и оспаривать его действия. Геринг был объявлен союзниками военным преступником, носил на шее высший немецкий орден «голубой крест», происходил из довольно известной семьи и был лично знаком с членами дома Гогенцоллернов; на его фоне Эрнст Рем со своими довольно скромными военными заслугами и одним Железным крестом смотрелся довольно блекло и незаметно. Кроме того, желая перестраховаться на случай дальнейших «неожиданностей» со стороны соратников и сподвижников фюрер создал личный отряд телохранителей – будущие СС.
В конце апреля 1923 года Гитлер самолично, несмотря на запрет рейхсвера, решил силой разогнать первомайскую демонстрацию мюнхенских рабочих. Штурмовики по собственной инициативе буквально разграбили армейские склады и, вооружившись до зубов, готовились устроить бойню на улицах Мюнхена. Узнав об этом, фон Лоссов немедленно вызвал с себе Рема и приказал ему вернуть все оружие в армейские арсеналы. В сопровождении офицеров штаба 7-й дивизии полковник Эрнст Рем направился в лагерь СА и на грузовиках вывез винтовки и пулеметы обратно на склады. Для Рема эта история едва не закончилась увольнением из армии. Однако между властями и нацистами после длительных переговоров было достигнуто полюбовное согласие. Командование штурмовиков подписало обязательство не предпринимать враждебных действий против рейхсвера и баварской полиции, а за это армия обязалась прочитать СА курс лекций по тактике уличных боев.



Тем временем другой политический деятель, фельдмаршал Людендорф, прославившийся тем, что в 1914 году в одиночку захватил французский форт на границе, попробовал установить свою власть над ультраправыми военизированными формированиями. По его инициативе 2 сентября 1923 года в Нюрнберге прошел слет националистических сил, «Германский день», на который собралось более 100 тысяч боевиков. На этом сборище «Содружество» и ряд других формирований объединились в «Германский союз борьбы» («Kampfbund»), во главе которого встал сам Людендорф. Так Гитлер во второй раз за восемь месяцев лишился своего лидирующего положения. И тут на помощь ему пришел Рем. После того, как 24 сентября 1923 года правительство Штрезермана официально заявило о прекращении пассивного сопротивления в Рурском районе, Эрнст Рем собрал совещание руководства «Кампфбунда», на котором Гитлер был единогласно избран лидером этого объединения. После этого Рем вышел в отставку и целиков посвятил себя подготовке грядущего государственного переворота.
27 сентября 1923 года «Фелькишер Беобахтер» начала пропагандистскую кампанию против «еврейской диктатуры Штрезермана-Секта». В опубликованной статье нацисты открыто заявляли, что жена главнокомандующего рейхсвера Доротея фон Сект – еврейка, которая самым пагубным образом влияет на своего мужа. В ответ на это фон Сект приказал командующему 7-й баварской дивизии генералу фон Лоссову закрыть газету НСДАП. Но, Эрнст Рем уговорить Лоссова встретиться с Гитлером, после чего генерал решил проигнорировать приказ главнокомандующего. Однако затем рейхсвер и баварское правительство в лице его канцлера фон Кара в последний момент отказались участвовать в перевороте. Утром второго дня мюнхенского путча на улицах города появились плакаты следующего содержания:
«Честолюбивые проходимцы с помощью обмана и измены своему слову превратили манифестацию национального возрождения в сцену отвратительного насилия. Заявления, вынужденные у меня, генерала фон Лоссова и полковника Зейсера под угрозой револьвера, недействительны и не имеют силы. Немецкая национал-социалистическая рабочая партия, а также боевые союзы «Оберланд» и «Имперский флаг» распущены.
Фон Кар»
«Пивной путч» закончился полным провалом. Из всех его участников только Рем действовал как военный, то есть сообразно поставленной задаче. Пока остальные участники переворота готовились к бесполезному маршу к Фельрхеррнхалле, он вместе с отрядами штурмовиков блокировал штаб рейсхвера и ждал дальнейших распоряжений, но их не последовало. Прибывшая на место полиция открыла по штурмовикам огонь, и, потеряв двух человек убитыми, Эрнст полковник Рем сдался. Члены «Кампфбунда», среди которых был и молодой Генрих Гиммлер, сложили оружие и разошлись по домам, а Рем был арестован. Но, несмотря на то, что мюнхенский народный суд вынес ему обвинительный вердикт, 1 апреля 1924 года Эрнста Рема выпустил на свободу.





Сразу после освобождения Рем попытался сохранить то, что осталось от штурмовых отрядов после поражения путча. Он наладил связи с находившимся в Австрии Герингом, добился, чтобы тот назначил его своим заместителем по СА, и приступил к делу. Затем отставной полковник быстро сформировал новую организацию – «Фронтбан», в уставе которой записал, что члена союза должны принести присягу верности Людендорфу и назначенным им начальником. Мюнхенская прокуратура использовало этот как зацепку, чтобы отменить освобождение Гитлера и его сообщников из крепости, как это планировалось сделать 1 октября 1924 года.
Время, проведенное в стенах Ландсбергской крепости, равно как и поражение на улицах Мюнхена в ноябре 1923 года, заставили Гитлера серьезно задуматься над дальнейшей судьбой нацистского движения. Сидя в камере, он части вспоминал слова своего погибшего друга Шойбнер-Рихтера, который буквально закрыл его своим телом от пуль полицейских: «Национальная революция не должна предшествовать взятию власти; овладение полицейским аппаратом государства является предпосылкой национальной революции. Другими словами – необходимо по крайней мере сделать попытку овладеть этим аппаратом хотя бы внешне легальным путем; при этом мы безусловно согласны, что на этот легальный путь придется вступать под более или менее сильным нелегальным давлением. Риск будет тем меньшим, чем больше выступление будет опираться на симпатию народа и чем больше оно будет производить впечатление легальности». Гитлер вышел из тюрьму в твердой уверенности, что нацистское движение имеет шанс прийти к власти только тогда, когда оно будет действовать легально, то есть участвовать в выборах, чтобы добиться парламентского большинства и сформировать правительство.
В отличии от фюрера, Эрнст Рем не извлек никаких уроков из поражения в ноябре 1923 года. Он по-прежнему оставался сторонником насильственного свержения существующего строя и считал, что штурмовики должны быть вспомогательными частями рейхсвера, полностью независимыми от партии. Он требовал от Гитлера строго размежевания между СА и НСДАП и настаивал на праве командовать своими подразделениями как частной армией. Сложность положения Гитлера состояла в том, что Рем опирался на поддержку фельдмаршала Людендорфа. Однако это не стало для фюрера слишком серьезной проблемой. Сперва он объездил пол Германии, встречаясь с местными руководителями «Фронтбана» и убеждая их отказаться от шефства Людендорфа. Он смог в значительной мере восстановить свое влияние на штурмовые отряды, но на общем собрании фюреры «Фронтбана» пришли к следующему решению: «Адольф Гитлер остается фюрером и национал-социалистического движения, тогда как Людендорф является покровителем штурмовых дружин». Этот компромисс не мог удовлетворить Гитлера, и он продолжил наступление на своего политического конкурента. Подходящим случаем для этого стали выборы рейхспрезидента после смерти Эберта в начале 1925 года. Людендорф выдвинул свою кандидатуру, которую официально вместе с другими националистическими силами поддержала и НСДАП. Но на деле Гитлер не сделал ничего для победы фельдмаршала. В первом туре Людендорф набрал на выборах менее 1 процента голосов, после чего это политическая карьера была закончена. А Гитлер со спокойной совестью приказал членам своей партии во втором туре голосовать за Гинденбурга.



Теперь очередь была за непокорным Эрнстом Ремом. По словам немецкого исследователя Феста «Рем был страстным приверженцем Гитлера, он вообще был искренним, ненавязчивым человеком, столь же непоколебимо сохранявших верность своим друзьям, как и своим взглядам. Надо полагать, что Гитлер не забыл, чем он обязан Рему с самого начала своей политической карьеры, но в то же время он видел, что времена изменились и обладавший когда-то немалым влиянием человек стал своенравным, обременительным другом, едва ли вписывавшимся в изменившиеся условия. Правда, какое-то время он еще колебался и уходил от настойчивых домогательств Рема, но затем без каких-либо угрызений совести решился на разрыв». 8 апреля 1925 года Эрнст Рем подал в отставку. Вскоре он уехал военным советником в Боливию.
После смешения Рема «Фронтбан» довольно долгое время оставался без центрального руководства. Местные группы штурмовиков были переподчинены гауляйтерам, которые получали распоряжения относительно СА непосредственно от фюрера. В течении 1925-26 годов наиболее сильные формированиями штурмовиков были созданы в Берлине (Sportverband—Groß Berlin) и Рурской области (Gausturm Ruhr). Последний благодаря бурной деятельности рурского гауляйтера отставного капитана Франца Феликса Пфеффера фон Заломона добился значительных успехов. Это сыграло решающую роль в назначении фон Пфеффера командующим штурмовиков. 1 ноября 1926 года Гитлер назначил Заломона фон Пфеффера начальником штаба СА (Obersten SA-Führer – OSAF), объединив под его командованием штурмовиков, СС, гитлерюгенд и национал-социалистский союз студентов. В помощь Пфефферу фюрер издал ряд приказов по СА (SA-Behfele – SABE), в которых определил структуру, задачи и функции штурмовых отрядов. Так, «SABE-2» от 2 ноября 1926 года гласил, что «СА являются средством для достижения цели. Цель наша состоит в победе мировоззрения, носителем которого выступает НСДАП. Политическое руководство НСДАП определяет задачи СА, которые должны привести нас к скорейшей победе нашей партии». «SABE-4» давал более подробное представление об этих задачах, разделяя функции СС и штурмовиков. СС было предписано выполнять те задания, «для которых СА не достаточно пригодны или не соответствуют их целям. Многие задания, для выполнения которых политическое руководство должно обеспечить нужный уровень дисциплины, требуют энергичных и мужественных борцов. Сюда относятся все те задания, которые подразумевают действия в одиночку, а также задания, связанные с открытым соприкосновением с противником. Так же поддержание порядка с залах собраний и на митингах, контроль на входе, распространение листовок и пропагандистских материалов, торговля газетами, расклейка афиш и объявлений, наблюдение и другие более сложные задачи. Поскольку требования к действующим индивидуально эсэсовцам выше, чем к действующим в составе отрядов штурмовикам, члены СС должны тщательно обираться из более лучшего человеческого материала». Таким образом, Гитлер изначально заложил под СА бомбу с часовым механизмом: набранные по остаточному принципу, части штурмовиков должны были сыграть свою роль в борьбе за власть и сойти с политической сцены – люмпен нужен только для того, чтобы совершить переворот, управлять государством он не способен ввиду отсутствия склонности к какому-либо организованному созидательному труду. Грабить и работать – совершенно противоположные вещи, требующие различных способностей.

Tags: Германия, Мои книги
Subscribe

  • Дедушка и музей

    Я тут задумался, а когда же я в первый раз осознанно попал в музей. По-моему, это было в 80 м году, когда дедушка повел меня на выставку Шишкина в…

  • О минском бандитизме

    Сразу после войны с наступлением темноты по Минску ходить было нельзя. Когда слякотной зимой 46 года дядя с бабушкой шли с ночного поезда домой,…

  • О свежепредставленном маршале Язове и его мемуарах

    Умер маршал Язов, это повод полистать его мемуары, до которых у меня раньше не доходили руки. В армии последнего министра обороны СССР мягко говоря…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments