Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Category:

Гитлер и секс - 4



Зепп Хильц: «Баварская венера»
Дворец искусства 1936 год
В третьем рейхе женщины были не только агрегатом для производства мнодества светловолосых детей, но и средством для удовлетворения сексуальных потребностей мужчин, готовые по первому требованию лечь в постель. «Зрителям предсталвена клинически чистая безвольная нордическая женская красота в наилучшем ее проявлении. Несмотря на всю свою неприкрытую наготу она предстает стерильным, лишенным сексуальности созданием». (Габриель Хузтер). Обнаженная девушка, направляющая прямо в кровать, несет в себе черты альпийского шарма.




Дистанция

Гитлер сильно отличался от своего политического прототипа, лидера итальянских фашистов Бенито Муссолини. Дуче неоднократно проявлял насилие по отношению к женщинам, сделав его даже частью своего стиля, и не особенно стесняясь открыто позволял себе метафоры и выражения из области секса. Более того, в своей автобиографии он описал подробности своих взаимоотношений со слабым полом: «Я поймал ее на лестнице, швырнул в угол и лег на нее».(51) Правильный сын чиновника Адольф всегда старался произвести на женщин хорошее впечатление. В личном общении с женщинами он старался очаровать их, иногда даже был преувеличенно вежлив. На работу в рейхсканцелярию приглашались главным образом замужние дамы. «Гитлер ввел это правило, чтобы предотвратить любые слухи... По отношению с этим женщинам он себя как выпускник танцевальной школы на заключительном балу. В этом проявлялось его старание не допустить ошибки и делать все правильно...»(52)
Когда Гитлеру приписывали сексуальные отношения с привлекательной женщиной, это нисколько не льстило его мужскому самолюбию. Более того, это страшно его возмущало. Рудольф Дильс, первый шеф гестапо, рассказал об одном эпизоде, который произошел в 1933 году: «Однажды фюрер вызвал меня к себе и с возмущением показал один эмигрантский журнал, в котором была помещена фотография, на которой он с бокалом шампанского в руке обнимал за талию свою «подругу» Рифеншталь. Он полностью вышел из себя, хотя было совершенно очевидно, что это -- неуклюжий фотомонтаж».(53)
Иногда Гитлер целовал руку даже своим секретаршам. Разумеется он ожидал от них полной самоотдачи в работе. Забыв собственные планы, они должны были днем и ночью находится в его распоряжении. Как правило, ночью, так как именно в это время суток ему в голову приходили идеи. Его самая надежная секретарша Христа Шредер рассказывала, что иногда они неделями ждали в приемной, когда их шефу вздумается вызвать их, чтобы надиктовать что-либо. «Однажды меня по радио вызвали в поезд на пути в Гамбург, чтобы уже следующим поездом вернуться в Берлин... Мне неоднократно приходилось прерывать отдых на курорте потому, что Гитлер желал мне продиктовать какой-либо документ». (54) Шредер считала, что Гитлер не признавал за своими секретаршами право на свободу личности.
Однако с сотрудниками, принадлежавшими к сильному полу, дело обстояло точно так же. Гитлер был бесцеремонным и требовательным хозяином. Альберт Шпеер вспоминал: «Несмотря на мой лихорадочный рабочий ритм я должен был по первому требованию предстать перед Гитлером... Я должен был бросить все свои дела и сесть в самолет, который он высылал за мной». Подчиненные Гитлера вне зависимости от пола должны были круглые сутки находится в полной его распоряжении.
Беспристрастное, но любезное общение с женщинами давалось Гитлеру особенно легко, когда они были значительно старше его. У фюрера было много престарелых подруг, которые помогали ему делать карьеру: например госпожа Хоффманн, вдова мюнхенского профессора, поддерживала фюрера в «эпоху борьбы», предоставив в его распоряжение виллу в Зольме, а госпожа Бехштайн, жена фабриканта, выпускавшего знаменитые пианино, помогла ему купить дом в Берхтесгадене, подарила ему его первую собаку и любила его как своего сына. Особенное близкие отношения связывали Гитлера с госпожой Эльзой Брукманн, женой крупного мюнхенского издателя, урожденной румынской принцессой. Маленькая и грациозная, она «держала знаменитый салон в доме на Леопольдшрассе 10. Фрау Брукманн подарила Гитлеру светлую английскую офицерскую шинель, сшитую на заказ в фирме Ван Хеер, которая превратилась в его форменную одежду. Знаменитая плетка из кожи гиппопотама, которая при помощи карабина превращалась в поводок для собаки, также была ее подарком. На вплетенной в плетку серебряную пуговице были выгравированы буквы «E. B.», и Гитлер имел привычку потирать ее ладонью». Брукманн позволяла ему целовать свою руку, и, когда на столе были омары или артишоки, он спрашивал ее: «Милая госпожа, покажите мне пожалуйста, как это нужно есть»».(55) Он полностью очаровал госпожу Покен, лицо которой было покрыто рубцами. Поэтому она приглашала его только в сумерках, как правило в четверг около пяти часов вечера. При этом хозяйка сидела рядом с приглушенной лампой. Гитлер считал, что ее ум и любезность позволяют ему забыть про рубцы.
В Берлине Гитлер посещал салон Виктории фон Дирксен, котрая через своего молодого родственника Зигфрида фон Лафферта была связана с многими крупными политиками. Вот как описывал ее граф Чиано: «У нее было ясные глаза, правильные черты лица, чудесное тело и грудь, длинные ноги, и самый миниатюрный рот в мире. К тому же, она не красилась».(56) Несмотря на все эти прелести Гитлер никогда не думал о том, чтобы вступить с ней в более близкие отношения. В результате эта красавица, фотографию которой однажды поместили на обложку «Берлинер Илюштрирет», позднее вышла замуж в Париже за дипломата.
Когда женщины пытались сблизиться с Гитлером, он пугался и убегал. Позднее он жаловался, что его показывали в великосветских салонах как обезьяну.

Притягательность

Чем можно объяснять сильное действие, которое Гитлер оказывал на женщин? Что могло нравился дамам в этом человеке? Он не был красив, ходил, переваливаясь с боку на бок. После посещения Гитлером дочери швейцарского посланника Фрелихера, тот заметил, что у фюрера лицо клоуна. Клаус Манн называл Гитлера «самым отвратительным мужчиной в мире», испытывал отвращение к его мясистому носу и сравнивал фюрера с ненасытной крысой. Генрих Манн считал, что лицо Гитлера является «оскорблением человечества». Внешность фюрера не нравилась и итальянцам. Д'Аннуцио называл фюрера «деревенщиной с грубым лицом».
Однако множество современников думали совершенно иначе. В их глазах Адольф Гитлер обладал притягательностью звезды, который обладают многие другие популярные политики, теннисисты, оперные певцы и дирижеры. В 1976 году Девид Бови писал, что Гитлер был первой рок звездой.(57)
Гитлер заводил публику также как Элвис Пресли. Причем параллели между ними просматриваются весьма отчетливо. Оба обладали захватывающим голосом. В 1933 году Курт Тухольский писал, что во время выступлений Гитлера от публики исходит неаппетитный мужской запах. Адольф и Элвис использовали образ человека с Дикого Запада и выступали в придуманной ими униформе, которая отвлекала людей от серых будней. Они оба носили кожаные сапоги и спускали на лоб прядь волос, стараясь понравиться публике. «Одно время Элвиса вполне серьезно рассматривали как возможного кандидата в вице-президенты от республиканцев. Для начала 60-х годов лозунг «Элвиса – в президенты» звучал весьма серьезно».(58)
Под воздействием власти Гитлера женщины таяли. По мнению Генри Киссинджера власть является самым сильным афродизиаком. В одном из писем своей подруги Ева Браун писала, что не может понять как оказалась близкой самому могущественному мужчине Германии. Также дамам нравились финансовые возможности Гитлера, его пышные выступления, грандиозные праздники, кавалькады его «Мерседесов». Гитлер никогда не скупился на подарки. Завещание Евы Браун представляет собой весьма длинный список дорогих украшений, которые она вряд ли когда-нибудь носила, и меховых шуб.
Также привораживали и глаза Гитлера. По словам Генриетты фон Ширах они были цвета «покрытых росой фиалок». Мадам Титана, которая 21 января 1936 года взяла у Гитлера интервью для «Пари суар», была поражена «голубым цветом глаз фюрера, которые на фотографии почему то выглядели карими. Я обратила внимание, Гитлер вообще не похож на свои фотографии, и в реальности он понравился мне гораздо больше».(59) Другие женщины восхищались тонкими «руками художника». Ойген Хадамовски, занимавшийся передачей речей Гитлера по радио, части видел фюрера вблизи. Он оставил следующие описание: «У него были тонкие длинные кисти рук с четко прочерченными суставами пальцев и самими прекрасными линиями на ладонях, которые я когда-либо видел».
Мартин Хайдеггер также был поражен выразительными руками Гитлера. Он рассказал он этом философу Карлу Ясперсу, что позволило последнему сделать вывод, что оценки Гитлера его коллега оставил в стороне все строгие законы логики. Во время своего последнего визита к другу в июне 1933 года Ясперс спросил воодушевленного Хайдеггера: «Как такой необразованный человек как Гитлер сможет управлять Германией?» и получил следующий ответ: «Образование не имеет ровно никакого значение. Вы только посмотрите, какие у него чудесные руки!»(60)
Руки Гитлера произвели сильное впечатление и верховного комиссара Лиги наций в Данциге швейцарского дипломаты Буркхарда, когда 20 сентября 1937 года он впервые посетил рейхсканцелярию: «Гитлер, который в течении всего разговора избегал смотреть собеседнику в глаза, легким движением положил удивительную почти женскую кисть руки на спинку кресла».(61)
Гитлер не был привязан к своим сестрам. Он считал их дурами и заботился о них спорадически. Младшая жила в Вене и практически не имела связи с братом, а старшая несколько лет вела хозяйство в Бергхофе, но затем уехала. Ему был неприятен жених своей старшей сестры, и он даже хотел отговорить ее выходить замуж. После аншлюса Австрию он вызвал младшую Паулу в свой отель в Вене и вручил ей конверт с рейхсмарками. Возможно после смерти Гитлера она получала ещe 100 тысяч марок через его адъютанта.
По всей видимости, Гитлер не получал какого-либо удовольствия от общения с молодыми женщинами. В течении своей жизнь он имел целый ряд весьма беглых знакомств с юными особами, но они не возбудили в нем никаких глубоких чувств.
Джерри Хауг, сестра первого шофера фюрера, совершенно напрасно пыталась соблазнить шефа своего брата. Стройная, как фарфоровая статуэтка, она часами ждала Гитлера в его первой машине, и ходила в кожаной куртке с пистолетом как телохранительница фюрера. Пуци Ханфштенгль писал: «Поскольку эти ночные переговоры затягивались до бесконечности, я думаю, что милая Дженни, ослабев от монологов Гитлера, в конце концов попадала под чары Морфея».
Несмотря на то, что Гитлер общался с женщинами даже более свободно, чем с мужчинами, отношения с ними никогда не переходили дружеским платонических границ. Генриетта фон Ширах считала, что Гитлеру было проще дружить с женщинами, чем с мужчинами. Однако было весьма проблематично сделать эту дружбу более тесной. Гитлер любил делать подарки своим поклонницам. Так он посылал Хелене, жене Пуци Ханфштенгеля, главы иностранной прессы НСДАР, огромное количество цветов и другие подарки. Она же сказала мужу, что чувствует, что Гитлер является импотентом, и все эти щедрый подношения имеют своей целью скрыть этот факт.
Женщины были приятны Гитлеру, когда они выступали в роли украшения комнаты или торжественного мероприятия. На «фестивалях искусств» он с удовольствием окружал себя звездами кино. Наиболее часто в этой роли выстапали актриса Христина Хедербаум, которая так часто тонула в своих фильмах, что получила прозвище «имперская утопленница», и режиссер Лени Рифеншталь, про которую упорно говорили, что она является любовницей Гитлера. Она любила показывать эротику и альпийское высокогорье, за что и получила прозвище «имперский ледокол» Гитлеру нравились женщины изо льда. В январе1936 года ему понравилось выступление фигуристки Зони Хени на льду мюнхенского стадиона Принца-регента. Также ему доставляли удовольствие танцовщицы, особенно американка Мариам Верне, которая так поразила фюрера своим искусством, что была приглашена выступить в рейхсканцелярии. Также в круг его знакомых входила и певица Марион Денильс, которая выступала в Ла-Скала, а затем исполнила главную партию в «Веселой вдове», поставленной на сцене Мюнхенского оперного театра. Гитлер, считавший себя специалистом и в области хореографии, утверждал, что «танцовщицы должны быть первую очередь исполнены эстетического чувства и не умны». Именно это позволило двум берлинкам, сестрам-близнецам Хепфнер, «прекрасно танцевать венский вальс, демонстрируя фигуры, прекраснее которых нельзя увидеть даже на древнегреческих вазах».(62)
Упоминание в связи с этим греческой античности звучит более чем странно, поскольку отличительным признаком вазописи является передаче не женской прелести, но ярко выраженных гомоэротических сцен.
Тем не менее, высокое политическое положение, занимаемое Гитлером, ограничивало его возможности общения с деятельницами искусств. 5 августа 1942 года в очередной застольной беседе он заявил: «Трагично, что став главой государства, я вынужден общаться с высокородными дамами! Уж лучше я пойду на пароход «Роберт Лей» и пообедаю с продавщицей или стенографисткой».
Tags: Военное, Германия, Мои переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments