Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Categories:

ЛЕОПОЛЬД ОКУЛИЦКИЙ



Последний командующий Армией Крайовой родился 12 ноября 1898 года В имении Бартице близ Окулиц. Леопольд с самого детства отличался блестящими способностями, что позволило ему экстерном сдать экзамены на аттестат зрелости. Учиться в гимназии молодому Окулицкому было некогда. В 15 лет он вступил в Союз стрельцов, а через два года уже сражался на фронтах первой мировой в составе 3 пехотного полка 2-й бригады Польского легиона.
В 1917 году Леопольд Окулицкий поступил в австрийскую офицерскую школу, но менее чем через год покинул ее и записался в формирующееся Войско Польское. Получив звание подпоручика, Окулицкий был назначен на должность командира взвода 4-го пехотного полка, в составе которого принял участие в войне с Советской Россией. Молодой офицер храбро сражался, был дважды ранен. За беспримерное мужество в двадцать четыре года он из подпоручиков был сразу произведен в капитаны и по окончании войны отправлен учиться в Высшую военную школу.



В 1925 году, с отличием закончив это учебное заведение, капитан Окулицкий был направлен в Гродно на должность офицера штаба округа. Прослужив там почти пять лет и получив майорский чин, он в течении года командовал батальоном в 75-м пехотном полку. Затем Окулицкого направили на Центр подготовки пехоты (Centrum Wyszkolenia Piechty) в Рембертове, где он четыре года преподавал тактику будущим офицерам польской армии. После чего, прослужив еще год в войсках, подполковник Окулицкий был приглашен на работу в Генеральный Штаб. Там с 1936 по 1939 годы он заминался разработкой оперативного плана «Восток» («Wschod»), в котором детально прорабатывались действия Войска Польского в случае нападения Советского Союза.
В 5.30 1 сентября 1939 года, когда снаряды главного калибра «Шлезвиг-Гольштейн» уже час рвались на Вестенпляте, офицер ставки главнокомандующего подполковник Леопольд Окулицкий принял сообщение о том, что немцы перешли границу и наступают в «польском коридоре». Он стал первым в столице, кто узнал о начале войны. После эвакуации ставки главнокомандующего Окулицкий остался в Варшаве к качестве представителя Рыдз-Смиглово в штабе обороны столицы. Одновременно он возглавил оперативный одел штаба. Но, полковник не смог усидеть в штабе и потребовал предоставить ему боевую часть. 18 сентября генерал Чума выделил в его распоряжение отдельную оперативную группу, и Леопольд Окулицкий немедленно отбыл на линию фронта в правобережную Варшаву. Группа Окулицкого сражалась в Праге. Когда гарнизон столицы капитулировал, подполковник не стал сдаваться в плен, а перешел на нелегальное положение. Он смог выбраться из Варшавы и добраться до Лодзи, где сразу же приступил к созданию подполья. Уже через несколько месяцев он располагал довольно крупной организацией, которая подчинялась командующему «Службы за победу Польши» генералу Токаревскому. После образования ЗВЗ Леопольд Окулицкий получил звание полковника и стал командующим района Лодзь. Однако, пробыл он на этой должности недолго. Территория подчиненного ему района была присоединена к Третьему рейху, гестапо шло по его следам и очень скоро Окулицкому пришлось перебраться в Варшаву.



После ареста агентами НКВД генерала Токаревского, Лондон назначил полковника Окулицкого командующим восточными районами Союза вооруженной борьбы. В отличии от своего предшественника на этом посту, полковник смог благополучно пересечь советско-германскую границу и какое-то время проработать на оккупированной СССР территории. Но, 22 января 1941 года Окулицкий был арестован во Львове советскими органами безопасности и сразу же отправлен в Москву на Лубянку.
Леопольд Окулицкий провел в советской тюрьме более полугода. 12 августа 41-го года после подписания пакта Майский-Сикорский, полковник был выпущен на свободу и присоединился к армии Андерса. Как опытного генштабиста генерал Андерс сразу же назначил его начальником своего штаба. В марте 42-го, после увеличения численность польской армии на территории СССР, Окулицкий стал командиром формирующейся 7-й пехотной дивизии, которую через несколько месяцев он вместе с остальными частями Андерса эвакуировал в Иран.
После создания на Среднем Востоке 2-го польского корпуса Леопольд Окулицкий был вызван в Лондон, где поступил в распоряжения главнокомандующего. Сикорский и Сосновский неоднократно предлагали ему различные должности при штабе, но полковник требовал отправить его в Польшу. Он не хотел просиживать штаны в Лондоне, когда на его родине шла война с оккупантами. Наконец, весной 44-го командование присвоило ему звание генерала бригады и направило в Варшаву. В ночь с 21 на 22 мая белый купол парашюта Окулицкого раскрылся над затемненными пригородами польской столицы, и на следующий день он уже докладывал о себе генералу Бур-Коморовскому. Он вручил командующему АК письмо, в котором Сосновский назначал его одном из заместителей Коморовского. Кроме того, Окулицкий («Недзьведка») возглавил оперативный отдел штаба Армии Крайовой.
Генерал Окулицкий разработал план восстания в Варшаве, но сам активного участия в нем не принимал. По приказу Коморовского он оставался в резерве и находился в столице инкогнито. Командующий АК предвидя возможность провала операции по освобождению столицы, заранее назначил Окулицкого своим приемником. 3 октября Леопольд Окулицкий вместе с колонной эвакуируемых немцами жителей Варшавы покинул горящий город. При себе генерал имел последний приказ Бур-Коморовского, согласно которому он стал новым командующим Армии Крайовой.
После поражения Варшавского восстания положение АК резко ухудшилось. Коморовский вместе со всем своим штабом попал в плен, десятки тысяч лучших солдат лежали под развалинами города. Но, в районе АК Радом все еще имелись сильно потрепанные в боях 2-я и 7-я пехотные дивизии численностью более 7 тысяч человек. Кроме того, около 30 солдат были законспирированы и ждали приказа действовать. В районе АК Краков, который пока еще был в руках немцев, Окулицкий располагал двумя пехотными дивизиями (6-й и 106-й), отдельной оперативной группой, насчитывавшей 3500 солдат и Краковской кавалерийской бригадой. В районе Лодзь находился 25-й пехотный полк в составе 1200 человек. На западе Польши в Силезии были полностью отмобилизованы 21-я и 23-я пехотные дивизии АК. Однако, после пленения Коморовского внутри самой Армии Крайовой возникли распри из-за должности командующего. Только 21 декабря 44-го года Лондон официально подтвердил назначение Окулицкого. Через пять дней в Польшу прибыла британская военная миссия по главе с полковником Д.Т. Хадсоном. Английские офицеры десантировались с ночь с 26 на 27 декабря в районе Радомска. Эта миссия должна была сыграть роль посредника между командованием АК и советскими войсками. Однако, Выполнить свою задачу полковник Хадсон не смог. Ни советские командование, ни Армия Крайова не желали не только сделать первый шаг к примирению, но даже сесть за стол переговоров. Генерал Окулицкий, помня об участи своих боевых товарищей на «Всходних Кресах» и в Варшаве, не верил Москве (и как потом оказалось – правильно делал). У Кремля же в диалоге с командованием АК просто не было необходимости. Сталин уже имел не только свое польское правительство, но и свою польскую армию, а отряды Армии Крайовой без санкции Окулицкого сами присоединялись к советским войскам, начавшим 12 января новое наступление.
19 января 45-го года, через два после входа советских войск в Варшаву, генерал Леопольд Окулицкий издал приказ о роспуске Армии Крайовой:
«1. Развивающееся советское наступление в скором времени может привести к
занятию Красной Армией всей территории Польши, что в действительности
означает смену немецкой оккупации советской.
2. Навязанная в 1939 году Польше война не закончится победой Советов. Для
нас она закончиться только тогда, когда мы достигнем своей цели...
3. В изменившихся условиях новой оккупации мы должны направить свою
деятельность на восстановление независимости и защиту населения.
4. Армия Крайова распущена. Командиры не легализуются. Солдат освободить
от присяги, выплатить двухмесячное содержание и законспирировать.
Оружие спрятать.» Через четыре дня советские части форсировали Одер и вступили не территорию Германии. Тем временем НКВД приступило к разработке плана ликвидации командования Армии Крайовой. Исполнение этого плана Лаврентий Берия поручил будущему шефу КГБ, а пока еще просто генерал-лейтенанту госбезопасности Ивану Серову.
Несмотря на приказ Окулицкого многие подразделения АК отказались прекратить борьбу и стали сражаться с Красной Армией. Так, в течении года, начиная с лета 44-го, в Западной Белоруссии аковцами были убиты 594 и ранено 219 советских солдат и офицеров. Партизанские отряды Армии Крайовой нападали на гарнизоны Советской Армии, организовывали засады на дорогах, пускали под откос эшелоны, убивали партийных работников и офицеров НКВД. Война в белорусских лесах продолжалась до 1954 года, когда МГБ СССР ликвидировало последних одиночек, не прекративших сопротивление.
В самом начале марта 1945 года находившийся в подполье генерал Окулицкий получил информацию, согласно которой представитель командования 1-го Белорусского фронта генерал Иванов хотел встретиться с командованием АК, чтобы разрешить все противоречия. В записке, переданной через полковника Пименова, советское командование гарантировала Леопольду Окулицкому и сопровождавших его лицам безопасность и личную неприкосновенность. 27 марта Иванов встретился с Окулицким о пообещал организовать командующему АК и представителям оппозиционных партий и эмигрантского правительства с Лондоне беседу с Жуковым. Но, этой встречи не состоялось. НКВД, используя переговоры как приманку, выманило Окулицкого из укрытия и арестовало по дороге от Иванова. Генерал был переправлен в Москву, где Сталин готовил очередной судебно-политический спектакль, который вошел в историю как «процесс шестнадцати». 18 июня 45-го Окулицкий вместе с пятнадцатью руководителями польского антифашистского подполья оказался на скамье подсудимых. Генерал отказался о адвоката, и, несмотря на больное сердце, решил защищаться сам. Судьи обвиняли командование АК в подготовке союза с гитлеровской Германией, чтобы совместно сражаться с Советской Армией. Абсурдность обвинений в сотрудничестве с немцами со стороны государства, которое в 1939 году вместе с Гитлером напало на Польшу столь очевидна, что не нуждается в комментариях. 21 июня Леопольда Окулицкого приговорили к 10 годам тюремного заключения, и он бесследно сгинул в сталинских застенках. Через много лет, в ответ на многочисленные запросы британского Красного Креста, советское правительство официально заявило, что генерал бригады Окулицкий умер от сердечного приступа 24 декабря 1946 года.
Леопольд Окулицкий несомненно был одним из самых талантливых и храбрых офицеров польской армии, но обстоятельства не дали ему возможности в полной мере раскрыть свои лучшие качества. Имея возможность спокойно заниматься штабной работой, к которой он имел неоспоримые способности, и вместе с победоносными армиями западных союзников войти в континентальную Европу, Окулицкий выбрал тяжелейшую работу в подполье на оккупированной территории, что в итоге, стоило ему жизни.

процесс над Окулицким

Tags: Военное, Мои книги, Польша
Subscribe

  • Немцы, плаха и топор

    В одной из первых серий третьего сезона "Вавилон Берлин" показали, как женщину казнят в тюрьме, отрубая ей голову топором. В Германии так…

  • О свежепредставленном маршале Язове и его мемуарах

    Умер маршал Язов, это повод полистать его мемуары, до которых у меня раньше не доходили руки. В армии последнего министра обороны СССР мягко говоря…

  • (no subject)

    Советским военнослужащим в Германии, их женам и детям немецкая виза была не нужна, поскольку оккупационным войскам не требовалось разрешение на…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments