Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Categories:

ВЛАДИСЛАВ АНДЕРС




Знаменитый польский генерал родился 11 августа 1892 года в семье немецкого дворянина, предки которого несколько веков назад осели в Речи Посполитой. Владислав закончил среднюю школу в Варшаве и хотел стать инженером. Однако его мечте не суждено было сбыться. В 1913 году, едва получив диплом политехнический институт в Рудзе, он был призван в русскую армию. Первая мировая война застала Андерса в кавалерийской школе офицеров резерва. Получив звание поручика он был направлен в драгунский полк. 1914 год стал поворотным в жизни Владислава Андерса. К удивлению окружающих, в дипломированном инженере открылись незаурядные способности к военному делу, которые, в купе с поражающей отвагой, определили его дальнейшую судьбу. Вскоре Андерс уже командовал эскадроном и имел три ранения, полученные в лихих кавалерийских атаках. В начале 1917 года молодой офицер был направлен в Академию Генерального штаба в Петрограде, после окончания ускоренного курса которой ему присвоили звание капитана.



В российской армии


После февральской революции временное правительство объявило независимость Польши, территория которой была полностью оккупирована немецкими и австрийскими войсками. Стараясь разыграть польскую карту, Корнилов в июле 1917 года отдал командующему Западным фронтом Деникину сформировать из поляков корпус, во главе которого поставили генерал-лейтенанта Юзефа Довбор-Мусницкого. К тому времени польскую армию пытались сформировать американцы во Франции, а австрийцы и немцы – на Восточном фронте. В августе Довбор-Мусницкий встал во главе 1-го польского корпуса, расквартированного в Восточной Белоруссии. Части польских легионеров не поддались всеобщему разложению, охватившему русскую армию, и в результате оказались единственным боеспособным соединением Деникина. Капитан Андерс прибыл к Довбор-Мусницкому прямо из Академии и принял участие в создании 1-го уланского полка. Успешно справившись с этой задачей, он был назначен начальником штаба 1-й польской дивизии. Когда в Петрограде к власти пришли большевики, 25-тысячный польский корпус имел 3 пехотные дивизии (12 полков), 3 кавалерийских полка и тяжелую артиллерию. Генерал Довбор-Мусницкий отказался подчиняться приказам Ленина и 12 января 1918 года объявил войну Советской России. На следующий день дивизия Андерса заняла Рогачев. Вскоре польские легионеры захватили Бобруйск, Могилев и Минск. Но, наступление поляков было остановлено красногвардейцами под командованием Вацетиса. 31 января 1-я польская дивизия была выбита из Рогачева. По приказу Довбор-Мусницкого остатки дивизии стали отходить к Бобруйску, где через месяц сдались немцам, которые по условиям Брест-Литовского мирного договора оккупировали Белоруссию.
После расформирования в мае 1918 года 1-го польского корпуса Андерс вместе с Довбор-Мусницким вернулся в Польшу, где в январе 19-го уже в звании подполковника стал начальником штаба сформированной генералом в районе Познани Великопольской армии. Довбор-Мусницкий поддержал требование населения Познаньщины о присоединении к только что созданной Польской Республики. Подчиненные ему войска начали боевые действия против германской армии, которые продолжались до 16 февраля, когда освобожденные от немцев великопольские земли официально отошли под власть Варшавы. После этого подразделения Юзефа Довбор-Мусницкого влились в состав польской армии. В апреле 1919 года Владислав Андерс получил приказ сформировать 15-й Познаньский уланский полк, во главе которого он принял участие в советско-польской войне.



Генерал Довбор-Мусницкий со своим штабом, 1918 г.


После разгрома Красной Армии и подписания Рижского договора, закрепившего за Польшей весь Виленский край, половину Белоруссии и часть Западной Украины, подполковник Андерс был направлен на учебу в Париж. Французы, активно помогавшие полякам бороться с большевиками, после окончания войны взялись за организацию и вооружение армии молодого государства. В 1923 году Андерс вернулся из Франции и поступил на курсы для высшего командного состава в Варшаве. Получив степень доктора военных наук и звание полковника, в 1925 году Владислав Андерс вновь побывал во Франции. На конноспортивных соревнованиях в Ницце он возглавлял польскую команду, которая завоевала Кубок наций.
Карьера Андерса резко пошла в году. В ноябре 25-го он стал военным комендантом Варшавы. 12 мая 1926 года, когда Пилсудский поднял антиправительственный мятеж, Андерс возглавил штаб генерала Розвадского, войска которого выступили против путчистов. В Варшаве начались уличные бои, и к исходу 13 мая Андерсу удалось потеснить противника. Но, организованная коммунистами стачка железнодорожников не позволила перебросить в столицу верные правительству войска. 14 мая под угрозой начала гражданской войны правительство подало в отставку. Через пол месяца президентом Польши стал ставленник Пилсудского профессор Мосцицкий, и в стране был установлен режим «санации».
За организацию сопротивления путчистам полковник Андерс был переведен на должность начальника штаба генерального инспектора кавалерии, а затем и вовсе отправлен в войска. В 1928 году он был назначен командиром Волынской кавалерийской бригады, где и прослужил почти десять лет. Но, новое правительство не могло забыть уличных боев в столице, когда полковник едва не сорвал все планы сторонников «санации». Против Владислава Андерса несколько раз выдвигались обвинения в растрате казенного фуража на собственных лошадей, пока наконец суд Львовского военного округа в 1937 году не перевел его на должность командующего Новогрудской кавалерийской бригадой. Однако и там Андерса не оставили в покое. Суд чести в Варшаве возбудил против него новое дело, которое грозило полковнику увольнением из армии. Разбирательство продолжалось вплоть до самого начала войны, когда германская армия быстро «помирила» противников и сторонников «санации».



Командующий Новогрудской кавалерийской бригадой

Перед лицом военной угрозы, 23 марта 1929 года военное министерство объявило частичную мобилизацию. Полностью отмобилизованная бригада Андерса была передислоцирована из Западной Белоруссии на север Польши. Согласно оперативному плану «Zachod» («Запад») Новогрудская кавалерийская бригада входила в состав армии «Модлин» под командованием генерала бригады Эмиля Кароля Предримирского-Круковича. Эта группа, громе Новогрудской, включавшая в себя Мазовецкую кавалерийскую бригаду, 8-ю и 20-ю пехотный дивизии, должна была по замыслу командования прикрывать границу Польши с Восточной Пруссией севернее Плоцка и Модлина. Рано утром 1 сентября части 3-й армии Кюхлера перешли польскую границу в районе расположений генерала Предримирского-Круковича и нанесли удар в сторону города Млава. Немецкая танковая дивизия «Кемпф» ударила по порядкам 20-й пехотной дивизии, но встретила ожесточенное сопротивления поляков. Потеряв 21 танк, немцы отступили и перегруппировали силы. Теперь острие танкового клина вгрызлось в восточный фланг армии «Модлин», который обороняла Мазовецская бригада. В первый день боевых бригада Андерса, расположенная на западном фланге армии, почти не принимала участи в крупных боя, поскольку противник наступал восточнее. На следующий день, после массированной артподготовки, немцы вновь атаковали армию «Модлин». Битва под Млавой разгорелась с новой силой. К 4 сентября армия генерала Предримирского оказалась на грани катастрофы. После трех дней кровопролитных боев с превосходящими силами противника 20-я и 8-я дивизии практически перестали существовать. По трупам польских солдат немецкие танки ворвались в Млаву, и изрядно потрепанная Новогрудская бригада, объединившись с остатками двух дивизии в оперативную группу «Андерс», начала отходить к Плоцку. По приказу командования, армия «Модлин» должна была занять оборону на рубеже Висла—Нарев и прикрыть Варшаву с севера. Группа Андерса расположилась в районе Плоцка и Модлина, но противник атаковал поляков восточнее, где успели закрепиться оперативные группы «Вышкув» и «Нарев». Именно здесь 3-я германская армия решила обойти столицу, чтобы впоследствии замкнуть вокруг нее кольцо окружения. Наступление началось 7 сентября, а через три дня войска генерала Андерса были переброшены под Миньск-Мазовецкий на юго-восток от Варшавы. Там теперь уже генерал Владислав Андерс, в качестве подкрепления получивший под свое командование все, что осталось от Волынской кавалерийской дивизии должен был оборонять Вислу на юг от столицы, не позволяя вермахту завершить окружение. 13 сентября Гудериан прорвал линию обороны поляков у Миньск-Мазовецкого и обошел столицу с запада . Два дня спустя Варшава была полностью окружена. После поражения под Варшавой группа Андерса стала отходить к Львову, где полякам предстояло дать одно из последних сражений в этой компании. 16 сентября остатки армий «Краков» и «Люблин» под командованием генерала дивизии Тадеуша Пискора так же стали отходить в район Львова, где генерал Сосновский пытался создать новый рубеж обороны. Командование рассчитывало закрепиться в восточных областях Польши и продолжить сопротивление агрессору. На следующий день все эти планы были похоронены вторжением Красной Армии в Речь Посполиту. Когда Пискора сконцентрировал свои силы в районе Красноброды, его войска были неожиданно атакованы 22-м танковых корпусом 14-й армии генерала фон Листа. Вскоре поляки были окружены севернее Томашув-Любельского, и 20 сентября генерал Пискор вместе с 11 тысячами своих солдат и офицеров капитулировал. Генерал дивизии Стефан Деб-Бернацкий, командующий группой армий, костяк которой составляли остатки армии «Прусы», не зная о капитуляции Пискора, попробовал деблокировать котел под Томашув-Любельским. Генерал хотел спасти товарищей по оружию и вместе с ними уйти в Венгрию. Все имевшиеся в его распоряжении силы он разделили на две группы. Генерал Предримирский возглавил 1-ю, 41-ю пехотные дивизии, Волковыйскую и Мазовецкую кавалерийские бригады, которые должны были ударить на Томашув. Генерал Крушевский, целью которого были Красноброды, получил под свою команду 10-ю, 39-ю дивизии. Группа Владислава Андерса, усиленная Кресовской кавалерийской бригадой, должна была действовать самостоятельно в направлении Станиславова, Йозефова и Сопоцково.
22 сентября войска Деб-Бернацкого пошли в наступление, заранее обреченное на провал – их встретили танковые части вермахта, высвободившееся после падения Львова и капитуляции группировки Тадеуша Пискора. 23 сентября группу Деб-Бернацкого окружили немецкие и советские войска. На следующий день генерал Владислав Андерс собрал все, что осталось от Новогрудской, Кресовской, Мазовецкой и Виленской кавалерийских бригад и начал пробиваться через расположения РККА и вермахта к венгерской границе. 29 сентября Андерс был тяжело ранен с бою с частями Красной Армии и попал в плен. Сперва его поместили в военный госпиталь во Львове, а когда здоровье Андерса немного улучшилось, перевели во внутреннюю тюрьму НКВД на Лубянке.
После нападения гитлеровской Германии на СССР Сталин резко изменил свое отношение к полякам. 30 июля 1941 года советский посол в Лондоне Майский и Владислав Сикорский подписали договор о сотрудничестве. В тайном протоколе к договоры было оговорено, что Советский Союз амнистирует всех польских граждан, оказавшихся на его территории. Через несколько дней Андерс как и тысячи других польский военнопленных оказался на свободе. 4 августа Владислав Андерс получил звание генерала дивизии и был назначен командующим польских вооруженных сил в СССР. Он в совершенстве владел русским языком и считался специалистом по России, поэтому, по мнению Лондонского эмигрантского правительства, лучшей кандидатуры на эту должность было не найти. В соответствии с заключенным советско-польским военным соглашением, на территории СССР формировались только сухопутные воинские части. Выпушенные из плена летчики и моряки переправлялись в Великобританию, где они должны были войти в состав созданных эмигрантским правительством польских подразделений. Военнослужащие из формировавшихся в СССР вооруженных сил Польши присягали на верность правительству Сикорского и по окончании войны имели право свободно вернуться на родину.



Подписание советско-польского договора, 1941 г.


Первым камнем преткновения стал вопрос о численности польской армии в СССР. По данным эмигрантского правительства, на территории Советского Союза находилось 1 250 000 польских граждан, которые в 40-м году были депортированы в Сибирь и на Урал, в том числе и 180 тысяч военнопленных, захваченных в августе 1939 года, и 150 тысяч поляков, призванных в Красную Армию. Однако, Кремль признавал наличие только 20 тысяч пленных. Поэтому, после недолгих дискуссий на совещании в Генеральном штабе РККА было решено сформировать только две польские пехотные дивизии и один запасной полк. В Тоцке формировалась 6-я пехотная дивизия под командованием генерала бригады Карашевича-Токаревского. Генералу Борута-Спиховичу было поручено командование 5-й дивизией, которую разместили в Татищеве, находящимся на северо-западе от Саратова. Вскоре общая численность армии Андерса достигла 40 тысяч человек.
3 декабря 1941 года генерал Сикорский прибыл в Москву. В тот же день он вместе с Андерсом и польским послом Котом встретился со Сталиным. Несмотря на значительное потепление отношений, у эмигрантского правительства Польши оставалось немало претензий к Кремлю. Хотя официально все поляки были амнистированы, многих из мин по прежнему держали в концлагерях и на местах принудительного поселения, не позволяя прибыть в место формирования армии Андерса. Кроме того, бесследно исчезли тысячи польских офицеров, попавших в советский плен. В ходе переговоров Сталин согласился выпустить остававшихся в заключении польских граждан, но это касалось только этнических поляков. Кремль заявил, что украинцы, белорусы и евреи, проживавшие в Речи Посполитой, сразу после «воссоединения» автоматически стали советскими подданными, поэтому он волен делать с ними все, что угодно. Когда же Владислав Сикорский спросил, куда пропали тысячи офицеров, Сталин не моргнув глазом ответил, что они убежали из СССР через Маньчжурию. Возмущенный Андерс заявил, что это невозможно, однако советское руководство продолжало настаивать на своем.
Через полгода, летом 42-го, при строительстве бункера для Гитлера под Смоленском немцы обнаружат места массовых расстрелов НВКД «убежавших» польских военнослужащих 13 апреля 1943-го года германское радио известит мировую общественность о страшной находке в Катынском лесу, и их судьба перестала быть тайной для Сикорского и Андерса. А пока поляки требовали от СССР вернуть офицеров согласно переданным Москве спискам. Советское правительство десятилетиями отрицало свою ответственность за этот варварский акт. Стараясь замести следы преступления, в 1959 году председатель КГБ СССР Шелепин приказал уничтожить все учетные дела более 20 тысяч польских офицеров, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) в апреле 40-го. Только в начале 90-х годов Россия официально признала, что этот расстрел дело рук НКВД.
На переговорах Сикорского – Сталина польской стороне удалось добиться увеличения армии Андерса более чем в два раза. Создавалось еще 4 дивизии, вооружить которые должны были Англия и США. Однако, советское правительство так и не согласилось передать Андерсу белорусов и украинцев. Кроме того, власти всячески мешать набору в армию поляков. Одновременно, Сталин все более настойчиво просил генерала разрешить использование его дивизий на советско-германском фронте. Но Владислав Андерс не желала воевать с одном строю с Красной Армией и подчиняться приказам советского командования. Немалую роль тут сыграли и годы, проведенные генералом в тюрьме на Лубянке, и тысячи польских офицеров, бесследно растворившихся в русских просторах. В итоге, было решено, что польские части покинут территорию СССР и соединяться с британскими войсками на Среднем Востоке 13 января 1942 года армия Андерса начала передислокацию в Среднюю Азию.
Когда Москва поняла, что использовать поляков ей не удастся, положение войск генерала Андерса значительно ухудшилось. Начались трудности со снабжением продуктами питания и медикаментами, что немедленно вызвало рост болезней.



Сикорский инспектирует польские части Андреса зимой 1941 г.

8 марта генерал Владислав Андерс прибыл в Кремль, где в последний раз встретился со Сталиным. Москва разрешила начать эвакуацию польской армии в Иран. В пору Красноводск на берегу Каспийского моря был создан эвакуационный пункт, который 24 марта принял первых солдат армии Андерса. В течении 4 месяцев в иранский город Пехлеви на другом берегу моря было переправлено 77 тысяч польских военнослужащих и 35 тысяч мирных граждан. 1 августа 1942 года эвакуация закончилась.
12 августа Сикорский издал положение о Польской армии на Востоке (APW -- «Armia Polska na Wschodzie»), командующим которой был назначен генерал Андерс. Подчиненные ему силы, дислоцированные в Ираке в 140 километрах северо-восточнее Багдада, состояли из 3-й, 5-й, 6-й и 7-й пехотных дивизий, танковой бригады и 12-го уланского полка. Эти части, расположенные в учебных лагерях, проходили интенсивную боевую подготовку под надзором английских военных советников. Вскоре 3-я дивизия карпатских стрелков генерала Копанского как наиболее боеспособное соединение АПВ по приказу Окинлека было подтянуто к турецкой границе в район города Мосула.




Армия Андерса в Ираке

21 июля 1943 года новый президент эмигрантского правительства Польши генерал Сосновский преобразовал АПВ во 2-й польский корпус. Командующим нового образования, в состав которого входили 3-я дивизия карпатских стрелков (генерал Бронислав Бух), 5-я Кресовская пехотная дивизия (генерал Никодем Сулик), 2-я Варшавская танковая бригада (генерал Бронислав Раковский), артиллерийский корпус (генерал Роман Одзеринский) и 12-й Подольский уланский полк, был назначен Владислав Андерс. Союзное командование решило использовать его корпус в боях за Италию.
15 декабря 1943 года первые 8 тысяч солдат 2-го польского корпуса высадились в Таранто на юге Италии, и до начала апреля весь корпус был переправлен на Апеннинский полуостров. Боевое крещение 2-й польский корпус получил при штурме «линии Густава» -- немецких оборонительных укреплений, защищавших южные подходы к Риму. В марте войска Кессельринга успешно обили попытку прорвать оборонительный рубеж в районе Монте Кассино и остановили продвижение англо-американских войск вглубь полуострова.
Командование 8-й английской армии поручило генералу Андерсу штурмовать позиции немцев в центральной части укреплений, созданных на вершинах Монте Каиро, Монте Кассино, где был расположен средневековый монастырь, и Колле Сент Анджело. Ночью 12 мая при поддержке английской и американской артиллерии 5-я Кресовская пехотная дивизия и 3-я дивизия карпатских стрелков начали карабкаться на горный хребет. Закрепившиеся в горах части 10-й армии вермахта встретили поляков шквальным огнем. Но, солдаты Андерса смогли приблизиться к расположениям противника, и в предрассветных сумерках завязалась кровавая схватка. После долгих лет ожидания поляки наконец-то получили возможность отомстить за август 39-го. Владиславу Андерсу удалось связать силы вермахта, что позволило 13-му британскому корпусу продвинуться вдоль реки Рапидо вглубь вражеских позиций. 18 мая части 5-й Кресовской дивизии овладели бункерами противника на Колле Сен Анджело и через несколько часов соединились в передовыми отрядами 3-й дивизии. Утром следующего дня Кассино был взят. Польские солдаты торжественно водрузили над развалинами монастыря бело-красный флаг. Дорога на Рим была открыта.



Андерс под Монте Кассино

После победы у Монте Кассино 2-й польский корпус перебросили на Адриатический фронт, где он начал продвигаться на север вдоль побережья.Корпус Андерса закончил войну 21 апреля 1945 года в Болонье. За время боевых действий его потери убитыми составили 174 офицера и 2023 солдата. Еще в феврале 45-го генерал стал главнокомандующим польскими вооруженными силами на Западе. Андерс уже ничего не мог сделать для Польши, , но ему удалось спасти 200 тысяч своих подчиненных от репатриации на родину. Коммунисты лишили Андерса польского гражданства.
12 мая 1970 года Владислав Андерс умер в одной из клиник Лондона. Согласно завещанию, генерала похоронили на военном кладбище в Монте Кассино рядом с его солдатами, погибшими в мае 44-го.



Польское военное кладбище в Монте Кассино
Tags: Военное, Мои книги, Польша
Subscribe

  • Индекс Хирша и Google Scholar

    Зарегистрировался на Google Scholar, выяснил, что, по мнению этой системы мой индекс Хирша равен 6, но пока видит она чуть больше половины ссылок. В…

  • РИНЦ, итоги на апрель 2017 года

    По базе РИНЦ на сегодняшний день на мои работы цитируются 151 раз. По-моему, это хороший результат.

  • Индекс цитирования на 2013 - 2015 г.

    Список цитирований моих книг и переводов за этот период по РИНЦ: Энциклопедия символов: 1. АРХЕТИПЫ ГОРНОГО ПЕЙЗАЖА Жук С.А. Мир науки, культуры,…

Comments for this post were disabled by the author

  • Индекс Хирша и Google Scholar

    Зарегистрировался на Google Scholar, выяснил, что, по мнению этой системы мой индекс Хирша равен 6, но пока видит она чуть больше половины ссылок. В…

  • РИНЦ, итоги на апрель 2017 года

    По базе РИНЦ на сегодняшний день на мои работы цитируются 151 раз. По-моему, это хороший результат.

  • Индекс цитирования на 2013 - 2015 г.

    Список цитирований моих книг и переводов за этот период по РИНЦ: Энциклопедия символов: 1. АРХЕТИПЫ ГОРНОГО ПЕЙЗАЖА Жук С.А. Мир науки, культуры,…