Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Category:

ПОСМЕРТНЫЕ МАСКИ - 1

По просьбам френдов начинаю выкладывать куски из книги
БЕНКАРД ЭРНСТ, «ПОСМЕРТНЫЕ МАСКИ»

BENKARD, ERNST Das ewige Antlitz Eine Sammlung von Totenmasken
Berlin, Frankfurter Verlags-Anstalt 1926




перевод с немецкого мой, копирайт на него - тоже мой, нарушения будут преследоваться.

ДОБАВЛЕНЫ КАРТИНКИ!!!!

Посмертные маски являют нам высшую форму глубочайшего почтения покойному, которая запечатляет для потомков последнее проявление души человека. Они сохраняют старое, которое подвергается неминуемому распаду. Они утверждают становление нового, появление которого несут в себе. Они стоят, исполненные тайны, между двумя формами бытия, одну из которых мы в состоянии осмыслить, но вторую можем только надеяться.
Посмертные маски – это произведения искусства, берущие свое начало в природе, но одновременно и трансцендентные объекты. Каждая маска несет в себе свою внутреннюю ценность. Нет никаких сомнений, что она обязана своим появлением чистому пиетету.
Посмертные маски обязаны своим появлением смерти, и эта прямая трагическая связь заключает в себе объяснение того, почему до сих пор мало кто попытался опубликовать их изображения. Подобная попытка, которая сама по себе является большой заслугой, должна включать в себя громадный объем собранного и обработанного материала.
Античность не знала посмертных масок. Этот феномен, берущий свое начало в XV в., полностью принадлежит христианской культуре Западной Европы. Большую часть книги составляет посмертные маски XIX в., времени, когда данный обычай получил наибольшее распространение. Предшествующее ему XVIII столетие представлено только десятью масками; на XVII, XVI и XV вв. приходится соответственно по 3-4 слепка.
Несомненно, что подобное количественное соотношение объясняется прежде всего непрочностью материала, из которого изготавливались маски, а также бурными историческими событиями, в вихре которых исчезло большинство слепков. Однако этим объяснение не исчерпывается. Совершенно очевидно, что в XIX в. посмертные маски изготавливали значительно чаще, чем в предшествующие эпохи.
Чтобы разобраться в причинах распространения подобной традиции именно в XIX столетии, необходимо обратиться к ее истокам. Посмертные маски впервые появились в Италии, Франции и Англии. Если в Италии было заведено снимать слепки не только с лиц покойных высочайших особ, но также и выдающихся граждан, то в странах севернее Альп посмертные маски долгое время были исключительной привилегией королей и князей. Положение изменилось только с наступлением эпохи Просвещения и последовавшей за ней революцией во Франции, уничтожившей многие сословные ограничения и в корне изменившей сознание европейцев.
Когда умирал король Франции, во дворец вызывали придворного художника, который снимал слепок с лица и кистей рук покойного монарха до того, как его тело передавали в руки лейб-медиком и бальзамировщиков. Художник также должен был изготовить манекен покойного короля в натуральную величину, сплетенный из ивового лыка, на который сперва надевалась рубаха из голландского льняного полотна, затем шелковые одежды и, наконец, королевская мантия, подбитая мехом горностая. После этого к манекену прикреплялись восковые слепки с кистей покойного и вылепленная из воска голова короля. Изготовленные при помощи форм слепки с лица и кистей являлись важнейшими частями манекена усопшего монарха. Следует отметить, что на маске закрепляли натуральные волосы и бороду, так что посмертный манекен с бюстом (effigies), как официально называлась это произведение, вполне можно сравнить с современными восковыми фигурами.
Причем, в этом сравнении нет никаким натяжек. Дело в том, что черты посмертного бюста ничем не напоминали о смерти – благодаря открытым векам, в которых были нарисованы или вставлены стеклянные глаза, на пришедших отдать последний долг смотрело лицо живого человека.
Траурная церемония прощания с монархом длилась в течении целой недели. Пока тело короля столь долгое время находилось в плотно закрытом гробу, манекен покойного со скрещенными руками на груди был выставлен в Зале почета (Salle d`honeur), специальном помещении, предназначенном для проведения траурной церемонии прощания. Справа и слева от фигуры на шитых золотом подушках лежали скипетр и «рука правосудия».
Зал почета представлял собой большую прямоугольную комнату, стены и пол которой были декорированы фиолетовым бархатом, шелковой тканью и восточными коврами. Вдоль стен стояли скамьи, на которых сидели и молились монахи, придворные и дворцовые слуги. В конце зала стояло почетное ложе (Lit d`honeur), траурная кровать с балдахином украшенное дорогими тканями, на котором лежал манекен короля (рисунок I).
К сожалению неизвестно, как поступали с манекеном, когда в Зал почета, а в более позднее время в Траурный зал (Salle en deuil) для поминальной службы вносили гроб с телом короля. Однако. При перенесении гроба сперва в Нотр-Дам а затем в монастырь Сен-Дени манекен следовал за ним. Поскольку в ходе траурной процессии по улицам Парижа фигура лежала либо на специальном катафалке, либо прямо на гробе, можно предположить, что они вместе находились еще на траурном ложе в Зале почета. Правда теперь скипетр и «рука правосудия» были зажаты в руках манекена. Это объясняет, почему придворный художник изготавливал две пары рук.
Внутри собора Нотр-Дам гроб и манекен устанавливали на покрытом черной материей постаменте с балдахином, вокруг которого горели бесчисленные свечи. После проведения поминальных месс в Нотр-Дам и Сен-Дени, фигуру помещали в ризницу монастыря, где хранились манекены предыдущих монархов.
В результате данного похоронного ритуала во Франции слепок с лица покойного короля принял форму посмертной маски. Однако, она не служила каким-либо другим целям кроме как представить лицо умершего монарха во время траурной церемонии прощания. Маска использовалась только как вспомогательное средство при изготовлении посмертного бюста. Таким образом, посмертная маска появилась как побочный продукт церемонии похорон.
С тоски зрения истории искусства интересно, насколько при изготовлении посмертной маски мастер учитывал требования художественного стиля, а насколько следовал природе. Как известно, только в XV в. реалистическое изображение действительности стало эстетической нормой западноевропейского искусства. Возможно, именно этим объясняется отсутствие посмертных масок в более ранний период.
Первая известная во Франции посмертная маска была изготовлена с лица умершего в 1422 г. короля Карла VI. Ее выполнил мэтр Франсуа Д`Орлеан, с 1408 г. служивший придворным художником. Он также сделал слепки с кистей рук и ступней покойного. За исключением Людовика XI (1461 - 1483 гг.), посмертные маски изготовлялись со всех французских королей эпохи кваттроченто. Также за исключением вдовы Карла VI королевы Изабеллы (Изабелла фон Виттельсбах  1435 г.), политической противницы своего сына Карла VII, манекены с портретными бюстами сопровождали гробы в Нотр-Дам. Когда в 1462 г. скончался сам Карл VII, во дворец был вызван художник Якоб Ликтемон, чтобы снять слепки и изготовить манекен.
Последний французский король XV в. Карл VIII скончался в 1498 г. далеко от Парижа в замке Амбуаз. Хотя во время церемонии прощания сперва в Траурном зале замка, а затем в церкви Сен-Флорентин д`Амбуаз вместо манекена был выставлен гроб с богато убранным телом монарха, во время поминальной мессе в Норт-Дам и Сен-Дени использовалась «статуя короля», выполненная неизвестным автором. Скорее всего, эту «статую» изготовил Жак Перрель ( 1528 г.) придворный художник Карла VIII и Людовика XII. Подтверждением этого служит и тот факт, что Перрель является автором посмертных масок Людовика XII ( 1515 г.) и королевы Анны Бретонской, супруги Карла VIII, а позднее и Людовика XII.
На протяжении XVI в. посмертные маски продолжали использовать для создания лица манекена усопшего монарха. Так, 31 марта 1547 г., в день смерти короля Франциска I, из Парижа во дворец Рамбуйе срочно прибыл знаменитый придворный художник Франсуа Клуе (1510 - 1572 гг.), чтобы изготовить посмертную маску и бюст для манекена.
Еще при жизни Франциск потерял двух сыновей. Старший сын дофин Франсуа скоропостижно скончался 10 мая 1536 г. в замке Турнон на Роне, а третий сын Шарль Орлеанский умер 9 сентября 1545 г. Они были временно захоронены в монастыре Сен-Лючиан в Бовэ, и только после смерти отца и вошествии на престол их брата Генриха II были удостоены торжественной траурной церемонии. 22 мая 1547 в соборе Нотр-Дам были выставлены три гроба и три манекена с портретными бюстами: Франциска I, Франсуа и Шарля. Затем, по окончании поминальной службы, эти три гроба были установлены в помпезной часовне в Сен-Дени.
Данное событие приобретает особенное знамени, если учесть, что это были первые похороны принцев крови, во время которых использовались манекены с портретными бюстами. Изготовление посмертных бюстов спустя столько времени после их кончины наводит на мысль о том, что сразу после смерти принцев с их лиц были сняты слепки.
30 июня 1559 г. Генрих II был ранен на турнире, проходившем на Рю Сен-Антони в Париже и организованном по случаю свадеб его дочери и сестры. Удар, нанесенный графом Монтгомери в правый глаз короля, оказался смертельным, и 10 июля Генрих умер. Посмертная маска короля Генриха II (фото 6), изготовленная по всей видимости Франсуа Клуе, является единственным из дошедших до наших дней слепков с лиц французских монархов, подлинность которого не вызывает сомнений. Эта маска использовалась только при изготовлении посмертного бюста и не имела какого-либо самостоятельного значения. Так же обстояло дело по время похорон Карла IX (1579 г.) и Катерины Медичи (1589 г.)
Этот ритуал почти не изменился и после кончины Генриха IV. Когда 14 мая 1610 г. король был заколот на улице фанатиком Равальяком, во Лувр без вызова прибыли сразу три художника, желавшие изготовить посмертную маски и бюст погибшего монарха. Это честь оспаривали Гийом Дюпре (1576 - 1643 гг.), Жак де Гренобль ( после 1643 г.) и Мишель Бурден д`Орлеан ( после 1610 г.) Было решено устроить соревнование, в ходе которого художники за одинаковое время должны были изготовить восковой посмертный бюст для манекена короля, которому предстояло участвовать в траурной церемонии прощания в Зале почета. По решению жюри, победу в этом конкурсе одержал Гийом Дюпре, чей восковой бюст теперь храниться в Земельном музее в Касселе. Бюст, выполненный Мишелем Бурденом находиться в Музее Карнавале, а работа Дюпре – в замке Шантили.
На фото II изображен бюст Дюпре, в котором только восковая голова является подлинной – плечи из терракоты были изготовлены уже в XVIII в. Лица этого бюста представляет собой переработанную посмертную маску короля. Таким образом и в данном случае посмертная маска была всего лишь подручным средством для скульптора.
Немецкий писатель и путешественник XVIII в. Иоганн Якоб Фолькман (1732 - 1803 гг.) незадолго до начала французской революции попал в ризницу монастыря Сен-Дени, где увидел: «восковые фигуры французских королей в натуральную величину в красных мантиях со скипетрами и коронами на голове, которые рядком сидели на стульях». Это были манекены королей от Карла VIII до Людовика XIII. Вероятно, что именно при этих обстоятельствах была изготовлена маска с Людовика XIII ( 1643 г.)
Похороны Людовика XIII, принца Конде (1646 г.) и супруги Людовика XIV Марии Терезии Испанской (1683 г.) стали последними траурными церемониями в старом стиле. Иоганн Якоб Фолькман не упоминает об манекене Людовика XIV, поскольку после смерти короля в 1715 г. он не изготавливался. Анонимная гравюра, воспроизведенная во фото III, на первый взгляд противоречит этому утверждению. Действительно, традиция украшения Траурного зала осталась прежней, но надпись под гравюрой сообщает, что вместо манекена на траурном ложе лежит забальзамированное тело Людовика XIV. Теперь, когда вместо манекенов в церемонии прощания стали использовать тела покойных королей, посмертные маски перестали быть побочным продуктом похоронного обряда.
Тем не менее, посмертные маски не исчезли. После того как 13 июля 1793 г. Жан Поль Марат был убит, Национальный Конвент был занят установлением общественного спокойствия в столице, и тело покойного в течении 42 часов просто лежало дома. В итоге, когда Конвент наконец поручил знаменитому художнику и революционеру Жану Луи Давиду заниматься его похоронами, о бальзамировании тела уже не могло быть и речи, поскольку Марат страдал проказой и состояние тела, пролежавшего двое суток, не позволяло начать мероприятия по его сохранению.
Вспомнив о старинном церемониале королевских похорон и учитывая невозможность выставить тело Марата для прощания, Давид предложил Конвенту изготовить манекен погибшего революционера. Восковая фигура Марата должна была изобразить его в тот момент, когда к нему зашла его убийца Шарлотта Корди. Впоследствии этот манекен послужил моделью для знаменитой картины Давида, изображающей убийство Марата. Это был последний случай изготовления во Франции манекена с бюстом, и использования для этого посмертной маски (фото 22). Однако, поскольку восковая фигура Марата запечатлела его в момент убийства, она была мало похода на манекены королей, изображавших их живыми.


Марат

Продолжение следует
Tags: Мои книги, Мои переводы
Subscribe

  • Немцы, плаха и топор

    В одной из первых серий третьего сезона "Вавилон Берлин" показали, как женщину казнят в тюрьме, отрубая ей голову топором. В Германии так…

  • О свежепредставленном маршале Язове и его мемуарах

    Умер маршал Язов, это повод полистать его мемуары, до которых у меня раньше не доходили руки. В армии последнего министра обороны СССР мягко говоря…

  • (no subject)

    Советским военнослужащим в Германии, их женам и детям немецкая виза была не нужна, поскольку оккупационным войскам не требовалось разрешение на…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments