Живой журнал Андрея Гордиенко (pulman) wrote,
Живой журнал Андрея Гордиенко
pulman

Category:

Джихад в России - Глава 3: Красное и зеленое

Выкладываю еще один фрагмент главы
из своей книги "Джихад в России" -
скоро, очень скоро она появится
на полках книжных магазинов :)))



Февральская революция в России и приход к власти Временного правительства вызвали общий кризис государственной власти в стране. В результате Петроград был вынужден объявить амнистию участникам восстания в Средней Азии, однако вернуть полный контроль на этим регионом было уже невозможно. Более того, мусульманская интеллигенция, вдохновленная возможностью реализовать свои планы, вновь вступила в серьезную политическую игру. Как и ранее, лидирующее положение среди исламских политиков в России занимали выходцы из Поволжья.
1 мая 1917 г. в Москве открылся I Всероссийский мусульманский съезд. Делегаты провозгласили своей целью создание автономных государственных образований в составе демократической России и для реализации этого плана создали «Милли меркези шуру» (Milli merkezi shuro) -- Всероссийский временный мусульманский национальный совет. Этот орган должен был защищать интересы мусульман перед Временным правительством и готовиться к выборам в Учредительное собрание. Однако на деле шура оказалась мертворожденным образованием. Временное правительство не пожелало вести разговор на равных. Кроме того, сами российские мусульмане не представляли единого целого, поскольку национальные интересы отдельных этносов не совпадали. Многонациональная исламская община России не желала мириться с попытками поволжских татар подчинить себе освободительное движение.
В результате исламские политики Азербайджана, Казахстана и Средней Азии игнорировали II Всероссийский мусульманский съезд, собравшийся в конце июля того же года в Казани. Уже в ходе заседания съезд покинули депутаты из Башкирии. Тщательно подготовленное мероприятие, на котором планировалось создать прообраз всемусульманского российского правительства, превратилось в татарский конгресс, на котором был создан Милли меджлис (Milli Mejilis) – временный парламент поволжских татар. Местом пребывания меджлиса депутаты избрали Уфу, где располагалось Духовное мусульманское управление. В это же время в Оренбурге отдельно друг от друга собрались казахи и башкиры. Прибывшая на съезд верхушка казахского общества создала политическую партию Алаш. В работе Всебашкирского съезда также приняли участие главным образом старейшины кланов и религиозные авторитеты. Чтобы ограничить доступ на съезд была введена входная плата в размере 50 рублей.
В том же месяце крымские татары сформировали на основе созданного еще в марте Временного мусульманского (крымскотатарского) исполнительного комитете (Мусисполкома) Милли-фирка (Национальную партию). Почти одновременно состоялся I Всеобщий конгресс народов Кавказа. Спустя месяц депутаты конгресса собрались вновь и разработали конституцию Горской Федеративной Республики. Еще в марте 1917 г. в Туркестане также была создана мусульманская партия – «Шура-и-Ислами» (Совет ислама), от которой вскоре откололась «Шура-и-Улема» (Совет улемов). Если первая организация представляла интересы джадидов, то во вторую объединились кадимиты1.
Ситуация в Средней Азии после подавления восстания оставалась очень напряженной, и славянское население чувствовало себя крайне неуютно. Служащие колониальной администрации, колонисты, казаки и железнодорожные рабочие вынуждены были сплотиться перед угрозой уничтожения. В этих условиях в сентябре 1917 г. местная колониальная администрация свергла эмиссаров Временного правительства и установила в Ташкенте собственную власть. Номинально новое правительство в Ташкенте считалось советским и даже социал-демократическим, на деле же не являлось ни тем, ни другим. Через несколько месяцев оренбургские казаки перерезали железнодорожное сообщение с европейской частью России, и почти на 2 года Туркестан оказался полностью отрезанным от центра.
Новая революция в Петрограде стала катализатором процессов, назревавших в российских колониях. В течение нескольких последующих месяцев империя рассыпалась как карточный домик.
25 ноября 1917 г. башкиры объявили о создании автономии. 27 ноября собравшиеся в Коканде депутаты от Шура-и-Ислами и Шура-и-Улема сформировали собственное правительство, противопоставив себя славянскому по составу Ташкентскому Совету. 10 декабря их примеру последовали казахи, создавшие национальные органы управления. Главой казахской Алаш-орды стал представитель кланов белой кости чингисид Алихан Букейхан. Три дня спустя в Бахчисарае татары провозгласили создание Крымской Народной Республики.
5 декабря 1917 г. сформированный в Тифлисе из представителей грузинской, армянской и азербайджанских политических элит Закавказский Комиссариат, не признававший власть большевиков, подписал с Турцией перемирие. После этого российские войска стали покидать Закавказье, а турецкая армия начала наступление на Армению.
Последней нитью, которая связывала мусульманские протогосударственные образования с центром было Учредительное собрание. Но после его разгона большевиками эта связь была потеряна. Однако национальные элиты оказались в очень сложном положении. В стране шла гражданская война, главные участвующие стороны которой были едины только по одному вопросу – о целостности России. Ни белые ни красные не собирались предоставлять мусульманским народам какое-либо подобие независимости. Но если белые заявляли об этом открыто, что у большевиков достало хитрости до поры до времени камуфлировать свои истинные цели.
Национальный вопрос изначально был самым слабым, неразработанным и подверженным конъюнктуре вопросом марксистского учения. В принципе, поскольку рабочее движение рассматривалось как интернациональное, у пролетария не должно было быть родины, а следовательно и национальности. Тем не менее, до революции социал-демократы старались использовать все средства для достижения своей цели, в том числе и национальную карту. В состав РСДРП сходили не только еврейская партия Бунд, но и азербайджанский Мусават. Также социал-демократы поддерживали связь с татарским Иттифак. Однако в дальнейшем все круто изменилось.
Сразу после победы большевиков, 2 ноября 1917 г. в Петрограде была принята Декларация прав народов России, в которой все нации, аннексированные великороссами, объявлялись свободными. Все эти положения были повторены и развиты в обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока». Тем не менее, на деле большевики с самого начала выступили как наследники российской колониальной политики. Уже в начале 1918 года с легкой руки главы Наркомнаца И. Сталина принцип «самоопределения наций» был подменен сходным по звучанию, но совершенно отличным по смыслу принципом «самоопределения трудящихся»2.
Первыми жертвами подобного подхода стали поволжские татары и башкиры.
После занятия большевиками Оренбурга в начале 1918 г. лидеры башкирского правительства были арестованы и чудом избежали расстрела. Одному из видных татарских политических деятелей Заки Валидову (Тогану) удалось бежать и возглавить башкирские военные части. В ходе мятежа чехословацкого корпуса Валидов смог наладить связь с Алаш-ордой и Туркестаном, после чего башкиры выбили красных из Оренбурга. Но уже в ноябре того же 1918 г., спасаясь от частей Колчака, Валидов вместе со своими частями перешел на сторону большевиков. К этому времени на подобный шаг вынуждены были пойти многие татарские политики, для которых Сталин создал Мусульманскую коммунистическую партию, номинально независимую от РКП(б). За это они должны были согласиться на создание мертворожденной Татаро-Башкирской автономной республики в составе РСФСР. Немногим ранее в Поволжье как противовес исламскому населению большевики сформировали автономию немецких переселенцев.
Вскоре по инициативе Сталина в Москве было создано Центральное бюро мусульманских коммунистических организаций. Данный орган должен был заниматься агентурной работой среди бедных слоев населения соответствующих районов, сея среди них смуту и желание перемен. Широко используя термин «буржуазный национализм», советская власть начала свое победоносное шествие по Востоку. Однако всерьез большевики смогли заняться «собиранием земель» только в 1920 г., когда смогли надежно закрепиться в центральных районах страны.
Во 2 половине мая 1920 г. были созданы Татарская и Башкирская автономные республики, которые автоматически вошли в состав РСФСР и находились под полным контролем Москвы. В августе того же года большевикам удалось сформировать Казахскую АССР. Несмотря на то, что во главе правительства Алаш-орды стояли чингисиды, оно не смогло объединить всех казахов. Регион распался на три области в полном соответствии с традиционным племенным делением на Малую, Среднюю и Большую орды. Это значительно облегчило задачу Москве.
Однако, если в целом позиция белых и красных по национальному вопросу совпадала, то ее цели они видели совершенно различно. Большевики стремились воссоздать Россию в довоенных границах только как базы для дальнейшего экспорта революции. Порой это приводило к созданию альянсов, поражающих совей парадоксальностью. Наглядным примером этому служат советско-турецкие отношения того времени.
Одним из самых запутанных узлов национальной политики как для России, так и для молодой РСФСР представляли Кавказ и Закавказье. Регион славился сложнейшим переплетением этнических проблем, поскольку кроме русского и турецкого элемента здесь проживало восемь коренных национальных групп. Причем, часто в городах жили представители одной национальности, а в сельских районах – другой. Так, в Тифлисе армян было намного больше, чем грузин, а в Баку армяне и русские почти полностью вытеснили азербайджанцев. В силу этого в Грузии и Азербайджане (где армян было больше, чем в Армении) наряду с относительно спокойным отношением коренного населения к русским очень сильны были антиармянские настроения. Через горы и долины этого бурлящего котла проходила труба, по которой нефть поступала из Баку в Батум.
9 апреля 1918 г. под нажимом турецкой армии в Тифлисе социал-демократами была создана Федеративная Закавказская Республика, включившая в себя весь регион кроме Баку, где армяне, боясь протурецки настроенных азербайджанцев, создали большевистское правительство во главе с Шаумяном3. Азербайджанская партия Мусават стремилась к присоединению своей страны к Турции, Грузия надеялась на германские гарнизоны, которые после подписания Брестского мира взяли под охрану нефтепровод Баку-Батум. Однако поражение Германии и ее союзников войне резко изменило положение в Закавказье. На смену турецким войскам в Азербайджан пришли англичане, которые помогли Мусавату взять Баку. Вслед за этим армия Деникина по требованию Лондона была вынуждена покинуть Закавказье.
Как и все лидеры белого движения Деникин не признавал права наций на самоопределение. Ему пришлось согласиться на оккупацию англичанам Азербайджана, тем более что не имел возможности помешать этому, но он решил оставить за собой нефтяные промыслы Грозного. Это привело к ликвидации Горской Федеративной Республики и войне деникинцев с чеченцами. Мусават всячески поддерживал горцев, опасаясь вторжения белых в Азербайджан после того, как страну покинули британцы.
Вывод английской армии из Закавказья означал не только неминуемый захват этого региона красными. Большевики получали возможность соединиться со своим новым союзником по борьбе с западными империалистам – Кемалем Ататюрком. Униженная поражением в войне Турция пошла на союз с РСФСР, полностью разделяя ненависть Москвы к британским колониалистам.
В конце апреля 1920 г. советские войска захватили Азербайджан и провозгласили создание на его территории советской республики. Вслед за этим красные перешли границы бывшей Российской империи и вторглись в Иран. Еще в 1907 г. Россия и Англия поделили между собой сферы влияния в Иране, разделив страну на 2 части, северную и южную. В ходе первой мировой войны российская армия оккупировала часть иранской территории, но покинула ее стразу после окончания боевых действий с Турцией. Теперь же Москва, продолжая традиционную колониальную политику Российской империи, при поддержке Кемаля стремилась закрепиться в Иране и обеспечить себе выход к Индии.
Красная армия заняла часть Северного Ирана, населенного этническими азербайджанцами. В провинции Гилян была создана советская республика, после чего большевики с курдами и турками, объединенными в персидскую красную армию, двинулись на Тегеран4. На подступах к столице они были остановлены казачьей дивизией, которая смогла обратить «красноармейцев» в бегство. После этого в начале 1921 г. РСФСР подписала мирный договор с Ираном и вывела свой войска в советский Азербайджан. Осенью 1921 г. глава Гилянской республики Кучек-хан перерезал местных коммунистов и попытался перейти на сторону Тегерана. Но его попытка не увенчалась успехом. Гилян был взят армией шаха, а Кучек-хан погиб.
Очередная попытка России установить свой контроль над Ираном и пробиться в Индию закончилась поражением. Однако эта попытка была не единственной. Параллельно Москва пыталась прорваться к «жемчужине в короне Британской империи» через Туркестан и Афганистан. И здесь снова не обошлось без помощи Турции.
После поражения Турции в войне Халил паша, Джемаль паша и Энвер паша покинули страну и бежали в Германию. В Берлине двое последних встретились с Карлом Радеком. В ходе длительных переговоров Радек смог обмануть искушенных турецких политиков и инициировал несколько противоестественный союз между коммунистами, стремящимися восстановить колониальную империю, и пантюркистами, мечтавшими о государстве Великого Турана. Джемаль и Энвер создали Исламское революционное общество, которое должно было сражаться на освобождение мусульманских народов от колониального ига. В первую очередь речь шла об Индии. Турки желали отомстить англичанам за поражение в войне, а большевики были рады любой помощи в деле захвата британских колоний. По приглашению Ленина оба деятеля в 1920 г. прибыли в Москву, а затем перебрались в Туркестан5.
Ситуация в этом регионе по запутанности вполне могла сравниться с Закавказьем. С одной стороны колониальные чиновники в Ташкентском Совете пытался вернуть под свой контроль российский Туркестан. С другой стороны, джадиды вели войну с Ташкентским советом, стремясь учредить в регионе тюркскую республику. В качестве третьей силы выступали басмачи – партизанские движение, зародившееся еще во время восстания 1916 г. и находившееся под полным контролем кадимитов. Четвертой силой являлись Бухарское и Хивинские ханство, правители которых справедливо считали Ташкентский совет представителем русской колониальной администрации, которая ранее была вполне предсказуема. Поэтому бухарский эмир поддерживали Ташкент в борьбе с басмачами, а тот в свою очередь отказался помогать младобухарцам партии джадидов-республиканцев, выступавших против власти эмира.
Положение коренным образом изменилось, когда в конце 1919 г. в Среднюю Азию вошли войска Туркестанского фронта под командованием М. Фрунзе. Хивинское ханство прекратило свое существование, совсем недавно захвативший ханскую власть в результате переворота Джунаид-хан6 бежал, а в его бывших владениях большевики учредили Хорезмскую Народную Советскую Республику. Вслед за этим пришла очередь Бухары. Бухарским эмирам на протяжении десятилетий удавалось откупаться от царских чиновников. Но большевики не принимали мелких взяток, им нужно было все ханство, в котором эмир был совершенно лишним элементом. Летом 1920 г. войска Фрунзе при поддержке части басмачей7 ворвались в Бухарское ханство и оттеснили эмира из столицы на восток в Гиссарскую долину. В Бухаре была создана Бухарская Народная Советская Республика. Хорезмская и Бухарская республики подписали союзнический договор с Россией, но формально остались независимыми. На остальной территории Средней Азии, подвластной большевикам, была создана Туркестанская ССР в составе РСФСР.
Тем временем в Туркестан тайно прибыл Валидов, который порвал с большевиками и решил бороться за национальную тюркскую идею против красных. Он вошел в состав руководства социалистической партии «ЭРК», которая была основана в Бухаре сразу после падения эмира. Валидов наладил тесные связи с басмачами, стремясь использовать их для изгнания русских из Туркестана. Многие башкирские офицеры вошли в командование басмаческих отрядов.
Немногим позднее в Ташкент приехал Джемаль-паша. По договоренности с Москвой он должен был силами басмачей создать в Пенджабе исламское государство, и с этой целью вместе с несколькими десятками турецких офицеров вскоре перебрался в Кабул. Осенью 1921 г. в Бухару приехал Энвер-паша. К тому времени бухарский эмир вместе со своими союзниками -- басмачами Ибрагим-бека был выбит из Гиссарской долины и ушел в Афганистан...

Таким образом, к началу 1921 г. Москва установила контроль над большей частью бывшей Российской империи. Теперь пришло время оформить захваченные территории в некое государственное образование. О восстановлении старых колониальных форм управления не могло быть и речи. Тогда было решено пойти по пути создания псевдонезависимых марионеточных национальных государств в составе федерации. С одной стороны, номинально соблюдалось право наций на самоопределение, а с другой – бывшие колонии оставались под полным контролем России.
В 1920 году, сразу после окончания гражданской войны, Наркомнац и Совнарком начали определять форму, в которой суждено было существовать молодому советскому государству. В основу был положен следующий принцип: немыслимо, чтобы какая-либо социалистическая нация пожелала отделиться от социалистического содружества наций, чтобы кто-нибудь, не будучи закоренелым врагом советского строя, пожелал бы порвать с тем единством, которое уже было достигнуто...

В Наркомнаце многие считали, что учреждение национальных республик было ошибкой. Однако, как Ленин, так и Сталин настаивали на такой форме организации, которая, правда , была доступна не всем народам. Все народы были разделены на большие и малые. Если у первых допускалось существование национальных республик, то вторые могли рассчитывать только на автономию в рамках РСФСР. Принцип, по которому проходило это разделение был очень прост и основывался на политической целесообразности.
До конца весны 1921 г. РСФСР подписала договоры со всеми национальными республиками. Однако, разница между этими республиками и автономными образованьями в рамках России была невелика, поэтому в высшем партийном руководстве большинству казалось логичным просто превратить союзные республики в автономные единицы расширенной РСФСР. На каким-то этапе этой точки зрения придерживался и Сталин, но Ленин довольно быстро смог его переубедить. Объединение союзных республик на великорусской основе было невыгодно по соображением дальнейшего развития коммунистической экспансии8.
Однако сразу же возник вопрос, каким именно образом проводить границы будущих республик. На Востоке в условиях традиционного общества не было наций и народов, существовали только племенные союзы с разной степенью разложения клановых связей. Часть населения, главным образом оседлая, идентифицировала себя по религиозному принципу. Национальных языков не существовало. Они распадались на множество диалектов, которые части плавно перетекали в языки ближайших соседей. Очень часто в регионе говорили сразу на двух языках, например узбекском и таджикском, поэтому лингвистический признак вовсе не являлся средством национальной идентификации. В соответствии с классической схемой национальное самосознание может возникнуть только в городе. В Туркестане и Закавказье шли подобные процессы, но подавляющая часть населения региона жила в сельской местности, горах, степях и пустынях.
Большевики собирались разрешать все эти проблемы путем нейтрализации потенциальных противников. Поэтому, объединение в республики шло двумя путями: тех, кто мог между собой договориться и слишком усилиться, следовало разделить, а тех, кто готов был убить друг друга, нужно было объединить.
В начале 1920 г. Наркомнац издал циркуляр для коммунистов, которым предстояло заниматься национальным строительством: «Поскольку у народов Ближнего Востока, таких как арабы, турки, иранцы, афганцы, не развит капитализм и слабо классовое сознание, необходимо усугублять имеющиеся противоречия, например, религиозные, или противоречия и личное соперничество между торговцами и шейхами; языки этих народов еще не оформились, не устоялись, следует препятствовать созданию сильного объединяющего литературного языка; движение на сближение с простым народом неизбежно породят дробление языков, важно использовать это обстоятельство».
На Кавказе коммунисты вынуждены были пойти на возрождение Горской республики в составе РСФСР, но одновременно всеми силами разжигали межплеменную рознь. Армении, Грузии и Азербайджану9 предстояло войти в состав СССР в качестве противоестественной Закавказской Федерации. Татарстан, Башкирия, Средняя Азия и Казахстан оставались в составе РСФСР. Бухарскую и Хорезмскую республики, где шла перманентная война с басмачами, было решено пока не включать в союз10. Таким образом, 30 декабря 1922 г. на досрочно созванном под предводительством Сталина I съезде советов СССР союзный договор подписали только РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР.
Поволжские татары, претендовавшие на роль лидера российских мусульман, а в результате революции получившие жалкую автономию, были недовольны создавшимся положением. В ответ на это уже в 1923 г. по прямому приказу Сталина был арестован один из признанных лидеров татарских коммунистов Мирсаит Султан-Галиев. Он был обвинен в разжигании буржуазного национализма, а штамп «султан-галиевщина» стал средством расправы центра с любыми поползновениями к независимости на местах.
Создание Советского Союза не решило проблем большевиков с исламскими национальными областями. Наиболее напряженными регионами оставались Кавказ и Средняя Азия.
На Кавказе сопротивление горцев Деникину плавно переросло в войну с Красной Армией. В течение 1920 – 1921 гг. большевикам удалось стравить между собой горские племена и подчинить своей власть Дагестан и равнинные районы Чечни. Но в горах советской власти по-прежнему не было. Особым упорством отличались чеченцы, среди которых к 1925 г. было всего 23 члена ВКП(б). Это было ярким свидетельством того, что большевики не смогли или не захотели договориться с чеченскими тейпами. Когда в Москве стало ясно, что проблему горцев можно решить только самыми жесткими мерами, началась подготовка к крупной карательной операцией. В марте 1925 г. была издана Инструкция по разоружению Чеченской автономной области, в которой были наглядно описаны методы грядущего мероприятия: «Намеченный к разоружению аул окружается войсковой частью с таким расчетом, чтобы жители были лишены возможности сноситься с прилегающими районами… После полного окружения аула представители Чеченского ЦИКа, ОГПУ и военного командования предъявляют на аульном сходе требование о сдаче всего имеющегося оружия. Для сдачи оружия устанавливается срок не более 2 часов, жители предупреждаются об ответственности за несдачу оружия. Если население аула не выполнит требование о сдаче оружия, то командование отряда в качестве угрозы открывает артиллерийский огонь в течение 10 минут, …а затем после отбоя снова вместе с представителями ОГПУ и ЦИКа отдают приказание о сдаче оружия в более короткий срок. По истечении означенного срока оперативная группа ОГПУ начинает поголовный обыск и изъятие бандитского элемента».
В августе – сентябре 1925 г. войска Северо-Кавказского округа под командованием П. Уборевича провели в Чечне войсковую операцию с применением авиации и тяжелой артиллерии. Сопротивление чеченцев было подавлено, и в горах Кавказа установилось относительное спокойствие.
Если изолированных в горах чеченцев удалось сломить в ходе одной крупной операции, то борьба с басмачами оказалась намного более сложной задачей. Партизанские отряды не желавших сотрудничать с новой властью племен внезапно появлялись из пустыни или спускались с гор, совершали стремительный налет и уходили за кордон.
О напряженности боевых действий в Туркестане можно судить только одному примеру. В конце 1922 г. басмачи под командованием Селим-паши окружили Куляб, где располагался гарнизон РККА. Далее слово официальной истории Туркестанского округа: «В январе 1923 г, они сделали подкоп, подложили мину и взорвали стену крепости. В образовавшуюся брешь устремились атакующие. Судьбу гарнизона решали минуты. Однако защитники крепости не дрогнули. Они обрушили на врага шквальный огонь пулеметов и винтовок. В течение трех часов шел рукопашный бой у пролома крепостной стены. Потеряв более трехсот человек, басмачи отошли, а 11 января, с подходом отряда 7-го стрелкового полка, сняли осаду города». Остается только добавить, что спустя несколько месяцев Селим-паша благополучно увел своих людей в Афганистан.
Еще через полгода в Бухарскую республику из Персии вместе со своими сторонниками переправился Джунаид-хан и осадил Хиву. Авантюра не удалась, и после кровопролитных боев басмачи бывшего хивинского хана были вынуждены вернуться в Иран. В Ташкенте поспешили объявить, что «басмачество уничтожено совершенно как политическая сила», и ровно через месяц после этого заявления эскадрон РККА попал в засаду и понес тяжелые потери.
К середине 1924 г. в Москве решили, что сложившаяся обстановка требует кардинальных решений. С этой целью было проведено мероприятие, вошедшее в историю как национально-государственное размежевание Средней Азии. Местные коммунисты предлагали сохранить Бухарскую и Хорезмскую республики либо сформировать Среднеазиатскую Федерацию, но эти инициативы были отклонены. Также не прошла идея создания Таджикско-Узбекской СССР. Сталин ставил перед собой совершенно другие цели. Нужно было разделить население Туркестана, а не объединять его. Как и в Закавказье границы проводились таким образом, чтобы не допустить чрезмерного усиление какой-либо народности. Перед большевиками стояли две главные задачи. С одной стороны следовало нейтрализовать влияние ислама как фактора, объединяющего население Туркестана. С другой стороны, нужно было ликвидировать клановую структуру общества, превратив союзы племен в некое подобие народов, сплоченных социалистической идеологией.
Хива и Бухара утрачивали последнее подобие независимости. Их территория была перекроена и вошла в состав СССР. Туркестанская СССР также ликвидировалась. На землях трех упраздненных государственных образований создавались Узбекская и Туркменская ССР, которые напрямую входили в Советский Союз. Кроме того, в составе Узбекской ССР образовывалась Таджикская АССР, в составе Казахской АССР – Каракалпакская АССР, а в составе РСФСР – Каракиргизская автономная область.
Большевики специально вынесли столицы новых республик из традиционных исламских политических центров, чтобы лишить традиционные элиты рычагов власти. Так, административным центром Восточной Бухары, превратившейся в Таджикскую АССР, вместо древнего Гиссара стал кишлак Душанбе, спешно получивший статус города. Столицей Узбекистана стал Ташкент -- оплот русского влияния в регионе. Самарканд и Бухара оказались отрезанными от таджикского государственного образования.
Одновременно в составе Туркестанского фронта Красной армии были созданы национальные узбекские, таджикские, туркменские, киргизские и казахские воинские части11. Также новые власти разрешили формировать в лояльных кишлаках племенное ополчение – отряды «краснопалочников». В отличие от царского правительства, большевики не побоялись вооружить местное население. Новые национальные части были переброшены в горы Таджикинстана, где закрепились басмачи Ибрагим-бека. В середине 1926 г. этот район был свят под контроль Красной Армии, а Ибрагим-бек, преданный своими соплеменниками, вынужден был бежать в Афганистан. После этого вдоль всех границы среднеазиатских советских республик с Афганистаном и Ираном были выставлены погранзаставы. Отныне борьба с басмачами передавалась в ведение ОГПУ, а Туркестанский фронт преобразовывался в Среднеазиатский военный округ. Однако выставление погранотрядов не смогло в корне переломить ситуацию. Впоследствии при переходе крупными отрядами басмачей границы несколько погранзастав было полностью вырезано.
При создании правительств новый республик официально Москва руководствовалась принципом так называемой «коренизации», то есть использования местных кадров. Однако на практике большевики старались на все более-менее важные посты поставить славян. Это было обусловлено как желанием сохранить контроль над регионом, так и почти полным отсутствием местной интеллигенции, согласной сотрудничать с режимом.
Коммунистам пришлось смириться с тем, что государственные должности занимали выходцы из белой кости, поскольку только они имели высшее образование. Подавляющая часть местных руководителей носило фамилии Ходжаев (от ходжа – см. 2 главу), Тураев (от Тура – легендарного прородителя тюрков) или прибавляла к фамилии приставку хан.
Не все было в порядке и с национальной принадлежностью новой правящей элитой. В Казахстане шла жесткая борьба между представителями Малой, Средней и Старшей орды. По сложившейся в те годы традицией Узбекистаном управляли таджики, а Таджикистаном – узбеки...

... Сам собой напрашивается вопрос, почему население Туркестана, покоренное Российской империей с минимальными потерями, в течение почти 20 лет оказывало ожесточенной сопротивление большевикам? Если чеченцы в принципе не признавали над собой никакой власти, то в Средней Азии ситуация была совершенно иной. Российское царское правительство понимало, что сохранение Хивинского и Бухарского ханств пусть даже в урезанном виде обеспечивало стабильность в Туркестане. Для местного населения хан и эмир по-прежнему оставались высшими носителями власти. Россия при помощи союзнических договоров с Бухарой и Хивой легализовала свое господство над Туркестаном. Большевики же уничтожили законные институты власти и развернули репрессии против духовенства, которое при империи было совершенно независимо. Поэтому ни о какой законности их правления с точки зрения местных обычаев не могло быть и речи. Они так и остались кафирами – неверными, борьба с которыми является священным долгом каждого мусульманина.


Tags: Мои книги
Subscribe

  • Дедушка и музей

    Я тут задумался, а когда же я в первый раз осознанно попал в музей. По-моему, это было в 80 м году, когда дедушка повел меня на выставку Шишкина в…

  • О минском бандитизме

    Сразу после войны с наступлением темноты по Минску ходить было нельзя. Когда слякотной зимой 46 года дядя с бабушкой шли с ночного поезда домой,…

  • Как Хрущев по Минску гулял

    Хрущатиком в Минске старожилы называют небольшой отрезок Войскового переулка, который идет от Захарова вдоль правительственной резиденции до входа в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments